Фото: janeb13 / pixabay.com

Фото: janeb13 / pixabay.com

Проект «1906» обратился к психологу Василию Проне, который много работает с этой проблемой, чтобы услышать его мнение. «Наша Ніва» перепечатывает этот текст.

Денис Блищ написал в твиттере: «Величайшая глупость, которую придумали миллениалы, — это т. н. выгорание. Это или депрессия, или невроз, различные тревожные расстройства, в конце концов лень или синдром дефицита внимания. То есть либо диагноз, либо определенные черты характера. Нет никакого выгорания».

Твит собрал 21,3 тысячи просмотров, а также пару десятков комментариев, большинство из которых были о несогласии с мнением блогера. Комментаторы обращали внимание на то, что «миллениалы», которые «придумали» выгорание — это психологи Кристина Маслач и Герберт Фрейденбергер 1946 и 1926 года рождения, и они учитывали опыт предшественников в этой сфере.

Те, кто не согласился с Блищом, писали:

«Так о многих болезнях раньше говорили, а сейчас они существуют в перечнях диагнозов. Все течет, все меняется. Темпы и условия жизни создают новые виды психических расстройств и т.д. Современный человек в сутки потребляет больше информации, чем человек за год полвека назад».

«Самая большая глупость — это когда начинаешь что-то писать, не прогуглив».

«Люблю экспертов по всем вопросам».

«Если человек работает постоянно в стрессе и напряжении без отпусков несколько лет с постоянными переработками, у него будет депрессия, невроз, лень или дефицит внимания?»

«И коронавируса никакого нет. Ведь никто от него не умер. Все умирают от остановки сердца, а не от вируса какого-то придуманного».

Что об этом мнении думает психолог?

Василий Пронь понимает, почему блогер мог прийти к выводу, что выгорание — фикция от нового поколения: «Исследователи действительно наблюдают изменения в поведении молодежи, более молодые люди менее склонны долго концентрироваться на конкретной задаче. Это связывают с изменениями среды, особенно информационными. Новое поколение с детства пользуется смартфонами и интернетом, соцсетями, и все это влияет на формирование клипового мышления или как минимум определенных особенностей восприятия и переработки информации.

Они привыкли перепрыгивать с одного заголовка поста на другой, быстро пропускают через себя информацию и потребляют ее поверхностно, останавливаются только на том, что им интересно. Это не плохое и не хорошее явление, а просто черта, которой не было у прошлых поколений.

То же самое у них и с работой. У таких людей нет установки, что должна быть одна работа на всю жизнь, как считали в советские времена. Молодые легко относятся к работе, уважают свои границы, считают, что если им что-то не понравится на работе, можно просто найти другую, которая будет им больше подходить».

Новому поколению, говорит психолог, сложнее концентрироваться на таких задачах, где нужна выдержка, ведь они по-другому воспринимают действительность. Поэтому они гораздо более чувствительны, чем люди прошлых поколений, и им намного проще открыто говорить, что у них выгорание. Не понравилась задача, прошло вдохновение — человек считает, что он выгорел.

Поэтому у старших людей, особенно руководителей, может возникать ощущение, что выгорание — это чушь, его придумали миллениалы, чтобы спрыгивать с работы. Василий считает, что проблема твита как раз в этом: «Не хватает понимания психологии молодых людей и того, почему они так относятся к работе. Они так вообще относятся к жизни. Это проявляется и в других сферах: для них гораздо менее важно иметь собственное жилье, они готовы постоянно путешествовать и что-то менять. У них другие ценности».

Вместе с тем Василий объясняет, что если человек не желает работать, чувствует лень, он может прибегать к манипуляции и симуляции. Иногда молодое поколение может считать выгоранием то, что им не является.

Такое явление, как выгорание, отчасти касается людей старше миллениалов, которые ответственно относятся к труду. Они воспитывались в другие времена и сейчас испытывают на себе информационную перегрузку. Миллениалы просто больше заботятся о себе, и в этом их не совсем понимают люди старшего возраста.

Молодые смелее говорят о выгорании, чем их родители и дедушки, но ведь и их предшественники тоже выгорали.

«Если говорить о дедах, они, наверное, больше думали о том, как выжить. Если ты хочешь есть или тебе нечем кормить детей, выгорание уходит на второй план, хотя и не исчезает. В прошлые времена было не до того, чтобы диагностировать выгорание.

Это понятие ввели в психологию в 1974 году, и я считаю, что это тесно связано с увеличением скорости жизни и изменений вокруг. Если посмотреть дальше в прошлое, жизнь там была медленнее, с более низким уровнем психологического напряжения. А в прошлом веке набрала скорость информационная гонка: распространился кинематограф, радио, началась постиндустриальная эпоха, жизнь стала быстро меняться. Все это увеличивает психологическое напряжение».

Миллениалы не обязательно работают хуже родителей. Из-за того, что они постоянно в информационной сфере, они могут и лучше с ней справляться, они более защищены от перегрузки и лучше ее чувствуют. Старшие люди хуже улавливают перегрузку, поэтому у них и накапливается напряжение, ведущее чаще к выгоранию, или, через игнорирование выгорания, напрямую к психическим расстройствам.

Выгорать можно там, где повышена ответственность, есть конфликты и напряженность на работе, информационный перегруз, а также неблагоприятные физиологические обстоятельства работы. Если человек работает зимой в неотапливаемом помещении, с плохим освещением или недостатком кислорода, это тоже способствует выгоранию, но в разной степени.

Что делать, чтобы не стать жертвой выгорания?

Василий обращает внимание на признаки дефицита внутреннего ресурса. Это изменения в поведении, которые может заметить сам человек или его окружение.

«Это может быть сонливость или бессонница: если ваш сон заметно изменился, это может быть колокольчиком. Еще обращаем внимание, когда человек становится более конфликтным, агрессивным, плаксивым, возмущается, когда он что-то часто высмеивает, становится менее внимательным и чаще допускает ошибки.

Падение эффективности работы, проблемы с концентрацией и потеря заинтересованности к чему-то, что раньше интересовало, или вообще ко всему — тоже тревожные сигналы. У людей может резко меняться аппетит, иногда начинается нервный тик. Иногда люди в таком состоянии замечают за собой замирания или зависания, когда они будто выпадают из реальности.

Если для человека это характерно, он уже может подходить к состоянию выгорания, но за такими симптомами могут скрываться и другие проблемы. Нужно разговаривать с человеком и искать, что вызвало изменения в его состоянии. Если дело в эмоциональном напряжении, можем говорить, что здесь имеет место выгорание. Это напряжение может быть связано с работой, но не обязательно — политический активист или эмигрант тоже могут выгорать», — объясняет специалист.

Если у человека обнаружено выгорание, но еще не диагностировано психическое расстройство, он может помочь себе сам. Это может быть как изменение внешних обстоятельств (самой работы, ее режима или чего-то еще), так и формирование привычки заботиться о своей психологической устойчивости, о наличии ресурса. Организации также могут изменять обстоятельства работы, чтобы сотрудники чувствовали себя более комфортно и в то же время не манипулировали выгоранием, но при этом были достаточно эффективными.

Читайте также:

«Лучше заранее подготовить себе почву». Советы психолога тем, кто ненавидит свою работу

Хотят ли наши дети, чтобы мы рассказывали об их жизни в социальных сетях?

Социальные психологи: политика разнообразия в компаниях часто превращается в абсурд

Клас
14
Панылы сорам
2
Ха-ха
3
Ого
0
Сумна
3
Абуральна
3