Общество

«Как только они начинают ссориться, гуси уже стоят у калитки, ждут». Женщина в Миорском районе продолжает традиции

Гостеприимная, искренняя, вдохновленная своим делом, Галина Павловская из Миорского района воспринимается как человек-история. Потому что их, разных — веселых и грустных, из жизни родственников и односельчан, — знает множество, в чем убедилась корреспондент «Звязды», съездив к женщине домой.

Душевная и вдохновенная своим делом Галина Павловская

Кто поет, тот дважды молится

Встретилась журналистка «Звязды» с Галиной Владимировной на ее малой родине — в деревушке Перебродье. «Здесь мне особенно легко дышится, — говорит женщина. — Это мое место силы». И перво-наперво приглашает в бывшее хозяйственное помещение, которое с любовью называет «уголком деревенских историй». Здесь собраны вещи, которыми когда-то пользовались ее предки. И с каждой связана какая-то история.

Больше всего запомнилось — про посажный сундук бабушки Зузаны.

«Мой дед Матей хоть и был с руками, но имел небольшой рост и скромный участок земли. Поэтому за него никто не хотел идти замуж. Но Матейка (так ласково называли его в местечке) не растерялся, запряг коня и поехал в соседнюю деревню, где сосватал такую красотку (да еще с полным сундуком приданого), что все девки в Перебродье локти кусали. Для меня это история о том, что каждый человек — кузнец своего счастья и что не стоит теряться в любой ситуации. Ее, как и множество других, я услышала от папы. Он был рассказчик от Бога. Если имел настроение, то даже самые простые ситуации так рассказывал, что все просто надрывали животы со смеха».

Один из самых старых «экспонатов» — рыбная сеть из льняных нитей с грузилами-камнями, переплетенными лозой, ей под сто лет. «Мой папа, как и большинство перебродцев, ловил рыбу. Только представьте себе, хоть мы и жили рядом с озером, он за всю свою жизнь ни разу не помыл там грязных сапог. Вот какое было воспитание! Какой бы ни был уставший, приходил, доставал воду из колодца и шел их мыть на огород. Мы также стараемся бережно относиться к природе, ведем раздельный сбор мусора».

— А какая вещь для вас самая ценная? 

— Здесь каждый гвоздик, каждая ниточка сохраняют тепло рук моих дедушки, папы, мамы, тетушек. Это все для меня дороже любого сокровища. Но если нужно что-то выделить, то, наверное, папины цимбалы — они были нашим кормильцем. К сожалению, на них уже не поиграешь, можно только рассказывать.

Цимбалы, которые в свое время «кормили» семью

Сделал их дед Матей специально для своего сына. Два года сушил дерево в тени, чтобы оно было звонким. Помню, как эти цимбалы пели в руках моего отца. Он был самоучкой. Кроме цимбал, освоил баян, аккордеон. Хотя и не знал нот, но мог на слух подхватить любую мелодию.

Вместе с братьями Пушкелями, Антосем и Мечиславом, папа играл на свадьбах. Когда они репетировали у нас дома, я боялась шелохнуться, настолько это были волшебные звуки. Когда создавался хор Григория Ширмы, папу тоже туда приглашали. Но он отказался: мол, «я уже старый (ему было всего 32 года) да и музыкальной грамоты не знаю».

По словам Галины Владимировны, Перебродье раньше было очень музыкальным. В каждом доме играли на одном, а то и на двух инструментах. А начиналось все с церковного хора, петь на клиросе в деревне считалось за честь. Со всей округи в церковь приезжали люди, чтобы услышать те уникальные голоса. Именно из этого хора родился Перебродский четырехголосый хор, имевший звание народного и просуществовавший 50 лет.

«В старину, помню, когда собирались за праздничным столом, еда была небогатой. Но это было не главным. Самое главное, что пели. У меня и сейчас слово «гости» ассоциируется с душевным пением. У нас дома часто звучала фраза: «Кто поет, тот дважды молится». Мои родители — простые деревенские люди, папа работал в колхозе, мать — уборщицей в школе. Но, когда собирались у нас, пели в четыре голоса.

Песни на стихи Есенина, чудесные романсы, которые уже взрослой слушала по радио, я впервые услышала именно у себя дома. Представляете, какой был высокий уровень культуры! Последний раз у нас было то многоголосие, когда мне исполнялось 40 лет, когда еще были живы мои родители, мои тетки… Боже мой, как же это было прекрасно!»

Кстати, благодаря Галине Павловской, которая более десяти лет проработала председателем местного сельисполкома, в Перебродье начали устраивать праздник народного творчества «Перебродская звезда». Тем самым возродили местную традицию. В старину в Перебродье ежегодно проходил фестиваль в десятое воскресенье после Пасхи. Из всех соседних деревень собирались люди сначала на церковную службу, а потом на площади устраивались ярмарка и разные забавы.

«Талант проклюнулся после 50-ти»

Сегодня Галина Владимировна продолжает традиции своих умелых родственников. Валять из шерсти картины, броши, одежду, обувь… «Валянием начала заниматься поздно. Талант проклюнулся после 50-ти лет неожиданно для меня самой.

Постоянно пробую что-то новое. В этом году научилась сама варить шерсть. Муж смеется: «Теперь надо проверять кастрюли, ведь ты же можешь на обед вместо супа подать шерсть». А перед Пасхой красила яйца шелухой от лука и решила покрасить этим же отваром шелк и шерсть. Очень приятный цвет получился (показывает свалянный ею цветок)».

Этот цветок сделан из шелка и шерсти, окрашенных … шелухой от лука

На изделия Галины Павловской можно подивиться в уголке «Матейковы ремесла». Это творческое пространство женщина создала более десяти лет назад, чтобы проводить там мастер-классы. Идею привезла в 2010 году из учебной поездки в одну из деревушек соседней страны.

«Там летом проводится пленэр гончаров, они лепят изделия, обмениваются опытом. Мне та идея запала в душу, и так захотелось что-то подобное проводить в своем родном Перебродье. Гончарством у нас не увлекались, зато здесь испокон веков растили овец. Вот я и решила, поскольку мои дед Матей и тетя Соня валили валенки, то и мы будем заниматься валянием».

За несколько месяцев Галина Павловская написала проект, подала заявку и получила грант. В том же году нашла мастера, собрала людей и провела первый лагерь ремесел «Живое тепло» по валянию из овечьей шерсти.

Через пять лет он плавно перетек в семейный лагерь «Радуга ремесел». Ежечасно дети в возрасте от 11 до 15 лет (в том числе и по рекомендации Белорусского детского фонда) со своими родителями, дедушками или бабушками приезжают в Перебродье на две недели и интересно и с пользой проводят время, открывая для себя что-то новое.

«А началось все с того, что мне захотелось что-то передать внукам. Оторвать их хоть на какое-то время от гаджетов. А для этого (как учительница, знаю не понаслышке) их нужно чем-то заинтересовать. Поэтому начинаю готовить программу семейного лагеря за год. Приглашаю интересных людей, которые проводят мастер-классы. Что мы только ни делали: и сыр варили, и масло в маслобойке учились бить, создавали вытинанки и маляванки… Устраивали спартакиады, «Поле чудес», благотворительную ярмарку.

В этом году я пригласила бабушку 1941 года рождения. Она сидела в центре «Уголка деревенских историй», пряла и одновременно рассказывала о своем детстве, пела старинные песни. Дети слушали, разинув рты. Каждый день я устраивала им «деревенские минутки», показывала какую-то старинную вещь, просила догадаться, для чего она. А потом закрепляли ее применение на практике: пытались принести воду на коромысле, постирать с праником белье…

Когда слышу, что молодые мечтают навсегда уехать из деревни, мне становится очень грустно. Хочется, чтобы мечтали по-другому: «Вот я вернусь и что-то интересное сделаю здесь, а не где-то там». Поэтому я всегда стараюсь познакомить детей с людьми, которые нашли себя в деревне.

В этом году ездили в Суромщину. Семья переехала туда из Полоцка и открыла свое дело. Они варят такие классные сыры, что их берут даже для ресторанов. Представьте себе: они до этого никогда в жизни не доили коров, не знали, с какой стороны к ним подойти. Но я всегда говорила и говорю: «Хотеть — значит мочь». Если есть сильное желание — все обязательно получится».

«Кто к тебе сюда поедет?»

Зеленый дом своими руками построил отец Галины Павловской. Именно в нем прошло счастливое детство героини этой статьи.

«Дом моего деда Матея, к сожалению, не сохранился. Он стоял на месте вон того голубого дома (показывает). Рядом с домом деда Матея стояли еще семь домов его родни, все селились рядом. Поэтому наша семья составляла значительную часть деревни. Жили очень дружно, помогали друг другу.

Мы с братом, можно сказать, выросли в подоле у бабы Кати, это мать дяди Вити, его дом находился напротив нашего. Помню, мама пойдет на огород или в ягоды, а нам так и хочется убежать на озеро. А путь к берегу шел через двор дяди Вити, где всегда сидела в платочке и длинной юбке баба Катя и дремала на солнышке.

На цыпочках идем, чтобы ее не разбудить. Но каждый раз, как только доходили до бабы Кати, она просыпалась и со словами «ах вы мои пострелы» садила нас на свое большое покрывало. А там в фартуке у нее всегда были вкусные сушеные яблоки, до сих пор помню их вкус».

От того «родового гнезда» Галине Павловской в наследство достались два дома: родительский и дяди Вити. В сезон она сдает их для отдыха семьям с детьми, пожилым людям

«Вообще, начало туризма в нашей деревне положил 50 лет назад деревенский пастух дед Степан. Еще когда я была маленькой, уже тогда в его домике останавливались гости из Питера. И это вполне логично, ведь здесь невероятные места. Я здесь родилась, выросла, прожила практически всю жизнь и все равно не могу насладиться этой красотой. Иногда сижу на берегу озера, любуюсь звездными россыпями или закатом солнца и так хочется этим делиться с остальными.

Поэтому в начале 2000-х говорю мужу: «Чесик, давай и мы будем приглашать горожан в деревню». Но он только махнул рукой: «Кто к тебе сюда поедет? Что тут делать? Тем более дом без удобств…» — «Так давай сделаем удобства, ну делают же другие». Пригнали трактор, выкопали большую ему, и на этом закончилось наше благоустройство. Муж просто не верил, что мы вложим деньги и что-то из того получится, поэтому так неохотно этим занимался.

И тут вдруг к нам приезжает международная группа научных сотрудников, которая собирается изучать наше «Болото Мох». Я показала им родительский дом, а потом дом дяди Вити — без пола, электричества, со скошенным гнилым забором, с ямой, через которую нужно переходить по дощечке. «А через две недели этот дом будет готов?» — на полном серьезе спросила руководитель группы. «Будет!» — ответила я без нотки сомнения.

А потом сама себе думаю, как мне это сообщить мужу? Целый день готовилась, говорю: «Чесик, ты знаешь, у меня хорошие новости. У нас будут жить ученые». — «Когда, в следующем году?» — «Нет, через две недели». У мужа речь отняло от моей наглости. Но именно с этого начались сдвиги.

И вы не поверите, за две недели мы успели больше, чем за четыре года. Поставили красивый забор, проложили коммуникации, сделали пол, провели электричество. Всю ночь перед заездом ученых мы с младшей дочерью убирали дом. В восемь часов утра выходим к калитке встречать гостей.

Но… красный автобус проехал мимо. Первая мысль: «Ну, наверное, они нас не выбрали…» Но вскоре автобус вернулся. Оказывается, ученые просто не узнали дом без главных ориентиров — ямы с дощечкой и гнилого забора. После этого муж поменял свое отношение к туризму на селе и помогает с большим энтузиазмом».

За чаем Галина Владимировна рассказала еще множество интересных деревенских историй. Самая смешная — про гусей.

«В одном конце Перебродья жил парень, в другом — девушка. Решили они сойтись. Поскольку парень жил с мамкой, а девушка одна, то жених перешел к невесте. Причем так чинно, с гусями. И вот как только они поссорятся, он собирает своих гусей и идет к матери. А через какое-то время с теми же гусями возвращается обратно. Но что самое интересное, как только они начинают ссориться, гуси уже стоят у калитки, ждут. Они уже знают, чем это дело закончится».

Пока гости смеются, Галина Владимировна вспоминает, как в детстве сама пасла гусей. «Один вредный гусак все время стремился свести наше стадо в соседнюю деревню. Но я была боевая, садилась в лодку и отгоняла их к своему берегу».

Еще одним интересным фактом этой местности была вышивка по сетке цветной шерстяной ниткой. Такие скатерти клали на стол только на самые большие праздники.

В этот момент Галина Владимировна смотрит в окно и восклицает: «Наташа, лебеди с малышами! Тебя, наверное, ищут». Все выбегают во двор, пытаются прогнать их с дороги, но птицы не слушаются.

Тогда Галина Владимировна берет инициативу в свои руки. Как потом смеялись, детский опыт пастушки гусей пригодился. Надо было видеть, как искусно красиво отвела она лебедей с детками с дороги на озеро. Просто махала руками, будто крыльями, и птицы послушно следовали за ней.

На берегу озера в глаза сразу же бросилась пара журавлей. Но не обычных. «Мои родители прожили вместе 53 года, сначала не стало папы, а через восемь лет — мамы. Мы с братом решили, что должны сделать что-то красивое в память о них. Именно на этом живописном берегу озера Набиста, где родители прожили свою счастливую жизнь.

Этих журавлей Галина с братом поставили на берегу родного озера в память о родителях

А поскольку бренд нашей местности — журавли, и песня такая есть — «И превратились в белых журавлей», решили сделать скульптурное изображение в виде этих птиц. Видите, они как будто с этого берега взлетают в небеса. Один за другим. Папа всю жизнь оберегал нашу семью, нашу маму, он и там сегодня нас всех оберегает, я это чувствую».

«Адкуль ты? — спытаюць.
Я з краю азёрнага,
дзе рыбы пудовыя б'юць.
Адкуль ты?
Я з краю, дзе россыпы зорныя любым заснуць не даюць.
Адкуль ты?
Я з краю, дзе песні спяваюць, дзе квеценню ззяе вясна.
Адкуль ты, з якога цудоўнага краю?
Мой край Перабродскім завецца здаўна».

На прощание Галина Павловская читает стихи и приглашает обязательно возвращаться в Перебродье, рядом с которым тоже есть что посмотреть — заказники «Ельня» и «Болото Мох», Дединский родник, Волчья гора, камень-следовик…

Комментарии

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого10

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого

Все новости →
Все новости

За «оскорбление представителя власти» художнице из Полоцка назначили принудительное лечение. Она вернулась из Польши3

«Cкатертью дорожка» и «Наконец, бро» — что пишут Байдену в твиттере

Стрижак рассказал, взял бы миллион долларов от Чижа или нет6

В Беларуси появится национальный видеохостинг. Вот как его собираются назвать10

Джей Ло перестала носить обручальное кольцо. Конец истории любви

Одессит за $ 6 тысяч бежал от мобилизации в Россию, где стал контрактником. А когда попал на фронт, то сдался украинцам9

Почему Байден решил выйти из гонки? Вот что об этом пишут мировые медиа4

«Будет происходить вынужденный, но все больший поворот в сторону России». Социолог о влиянии новых санкций на настроения белорусов68

Сотни аистов собрались на одном поле возле Гродно ФОТОФАКТ2

больш чытаных навін
больш лайканых навін

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого10

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого

Главное
Все новости →