Генадзь Коршунаў, Лявон Халатран, Жэня Сугак і Настасся Роўда Геннадий Коршунов, Левон Халатран и Настасья Ровда Genadz Korshunov, Levon Khalatran and Nastassya Rouda

Во время дискуссии. Скрин видео

Что мешает белорускам рожать

По мнению Насты Ровдо, сейчас в Беларуси создана такая ситуация, что женщины боятся рожать, так как у них нет уверенности в завтрашнем дне. «Во-первых, работа, во-вторых, репрессии, друзья в тюрьмах, нет денег. Как все спланировать, чтобы нормально забеременеть и родить планово, а не случайно?»

Для того, чтобы стимулировать рождаемость, по мнению Насты, главное — создать нормальные условия жизни людей в стране.

«Надо вернуть закон в страну и дать возможность людям не бояться за свое сегодня и завтра. Экономическая стабильность суперважна, когда ты планируешь семью и детей. С другой стороны, мы понимаем (и Беларусь с этим сталкивается, как и вся Европа), что чем больше женщина думает о себе, своей карьере, своем собственном успехе, своей самостоятельности, тем позже она приходит к моменту, когда она готова рожать».

По мнению Левона Халатряна, такие факторы, как экономика и безопасность, не так сильно влияют, как всеобщее образование.

«Когда женщина становится равной мужчине во всех смыслах, желание рожать сразу падает, хоть ты в десять раз увеличь экономику и так далее. В таком случае увеличению численности населения поможет иммиграция».

По мнению Геннадия Коршунова, у которого четверо детей, повлиять на ситуацию может участие отца в воспитании ребенка.

«Чтобы женщина не через три года выходила на работу, потеряв часть компетенций, а, например, посоветовавшись с мужем, по очереди сидела с ребенком. Жена — месяц, муж — месяц».

Геннадий отметил, что его жена по образованию учитель-филолог, но пока она была в декретном отпуске, получила образование по психологии, потом закончила несколько курсов по психологии и сейчас дистанционно работает психологом.

Почему в Беларуси пошли на запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и чайлдфри

По мнению Насты Ровдо, никакие запреты не смогут увеличить рождаемость.

«Если человек не захочет, он не родит. А все громкие заявления неизвестно на кого рассчитаны. Возможно, у властей есть свой электорат, который придерживается таких же консервативных взглядов. А то, что они запрещают пропаганду ЛГБТ+, то надо отметить, что у нас ее никогда не было. В этом запрете я вижу копирование чужих практик. Здесь они следуют за Россией».

Левон Халатран заметил, что удивительно, что еще не запретили аборты, как в некоторых странах Запада.

На это Геннадий Коршунов ответил, что то, что существует на «враждебном Западе», в Беларуси точно не будут применять. А дело в том, что власти ищут любые сферы, направления, где можно запрещать, сужать пространство возможностей, и чтобы это не касалось всех.

«Если посмотреть, что за последний год запретили, то там список очень большой получается. Это не только чайлдфри, ЛГБТ+. Владельцев дронов очень сильно прищемили, охотников и так далее. Они увеличивают сферу контроля. Идет тотализация государственного управления. Все хотят зажать насколько можно», —

замечает социолог.

Насколько белорусская проблема падения рождаемости отличается от других стран

Геннадий Коршунов отметил, что падение рождаемости наблюдается во многих странах. Проблема в Беларуси, по мнению социолога, обострилась, когда началась очередная волна эмиграции после событий 2020-го года. До этого сохранению баланса, как и в других странах, помогала иммиграция в Беларусь. Если посмотреть на данные, к 2014-му году на двух человек выехавших было три человека приехавших. Позже этот показатель увеличился. К 2020-му году на одного человека, который уехал, было два приезжих.

По мнению Насты Ровдо «в рамках вот этой общей проблемы есть белорусский кейс. Пока все страны ломают голову над тем, как им заманить, привлечь людей, как лучшие «мозги» урвать, какими бонусами завлечь людей приезжать, наши [действуют по-другому] — «уезжайте все, вы нам не нужны. Идите, рожайте там». С другой стороны, власти сознательно или бессознательно стремятся ограничить выезд людей».

На взгляд Геннадия Коршунова, у властей еще не сформировалось решение, как сбалансировать ситуацию. «С одной стороны, есть большое количество тех, кто недоволен происходящим в Беларуси. Их, действительно, выбросил из страны — и легче управлять. Вопрос, кто будет работать. Поэтому они колеблются. Но фактически запретили учиться за границей, отменив отсрочку от армии. Увеличивают сроки распределения.

Это все я вижу как тотализацию контроля. Вопрос, [что делать] с теми, кто этот контроль отрицает и будет ему сопротивляться, до конца они не разработали. Проблема в том, что пряников нет. Что предложить людям? Есть только плеть».

Нужно ли бороться за рождаемость?

На взгляд Насты Ровдо, в Беларуси, где и так немного населения, экономика не сможет нормально развиваться при дальнейшем уменьшении его численности. Кроме того, необходимо, чтобы люди работали для того, чтобы выплачивались пенсии.

«В обществе, где 80% пенсионеров, а 20% работающих все будут жить очень бедно. Поэтому должно быть молодое, сильное, трудоспособное население, которое будет генерировать деньги для всей страны и для себя в том числе».

Геннадий Коршунов считает, что, если смотреть на размер страны, на плотность населения, Беларуси населения очень не хватает. «Хотелось бы, чтобы белорусов было много и чтобы они жили в зажиточной, красивой и большой стране», — отмечает социолог.

Читайте также:

Многодетные теперь смогут работать на час меньше

«Кумулятивно сильнее санкций». Опасаясь репрессий, из Беларуси убегает экономически активное население

В Беларуси вводится административная ответственность за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» и бездетности

Клас
9
Панылы сорам
8
Ха-ха
0
Ого
1
Сумна
6
Абуральна
2

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?