Общество33

«Даже после возвращения выливаю на себя гораздо больше парфюма, чем делал это раньше». Молодой ученый рассказал о своей работе в Антарктиде

В 22 года младший научный сотрудник Национального научно-исследовательского центра мониторинга озоносферы БГУ Алексей Борисовец стал участником 15-й Белорусской антарктической экспедиции. Причем от окончания университета до экспедиции прошло буквально несколько месяцев. Как такое стало возможным, он рассказал «Звяздзе».

Фото: Евгений Песецкий

Любимой книгой героя этой публикации в детстве был приключенческий роман Вениамина Каверина «Два капитана» — об исследователях-путешественниках и поисках пропавшей много лет назад полярной экспедиции… Он очень любил смотреть передачи телеканалов Dіscovery Channel и Animal Planet. Читал детский журнал «Необузданные детки. Вокруг света», затем взрослый журнал «Вокруг света».

А в годы студенчества на глаза ему попала информация о наборе молодых ученых в кругосветное плавание: условием было наличие своей программы научных исследований и оборудования для их проведения. Он сильно удивился: оказывается, такое в наше время возможно! И стал искать людей, которые помогли бы ему осуществить свою цель…

Заявить о себе…

— Сам я родом из Слуцка, там окончил среднюю школу № 10. Мои родители — обычные люди, которые никакого отношения к науке не имеют: отец — индивидуальный предприниматель, а мать преподает в школе русский язык и литературу.

Считаю, что мне очень повезло с учителями, — рассказывает о себе Алексей. — Физика захватила буквально с первых уроков и первых зрелищных экспериментов, которые педагог демонстрировал на учебных занятиях. Особенно благодарен Ивану Павловичу Лозовскому, который готовил команду к республиканским турнирам юных физиков.

Поэтому неудивительно, что после окончания школы я выбрал для дальнейшего обучения факультет радиофизики БГУ, специальность «Компьютерная безопасность». Правда, на первом курсе немного растерялся, хватался за все, пытался реализовывать себя и в конструкторском деле, и в программировании… Но когда узнал о возможности попасть на борт судна и отправиться в кругосветное путешествие, начал искать научных руководителей.

Так я познакомился с людьми, которые были углублены в антарктическую тематику. Попал в Национальный научно-исследовательский центр мониторинга озоносферы БГУ. Со второго курса начал там работать. Много контактировал с учеными, присутствовал и участвовал в конференциях, посвященных антарктической тематике, пытался как-то о себе заявить. На факультете очень хорошо преподают электронику и оптику, эти знания мне очень пригодились…

После окончания учебы Алексей распределился по месту своей фактической работы. И именно Центр мониторинга озоносферы и подготовил его для участия в очередной Белорусской антарктической экспедиции.

Организатором экспедиций выступает Национальная академия наук и Республиканский центр полярных исследований НАН. Различные научные учреждения предлагают своих кандидатов с программой научных исследований, которые те собираются там реализовывать. Это очень важный пункт, ведь экспедиция — не обычное путешествие и не экстремальный туризм.

Если научная программа утверждается и кандидат подходит по уровню своей подготовки, далее он проходит жесточайшее медицинское исследование и психологическое тестирование, его ждут нагрузочные кардиотесты, световые тесты на ассоциации…

«Работа полярников в Антарктиде — ремесленная, кропотливая, физически тяжелая, и слабый там просто не выживет, — неоднократно говорил руководитель всех белорусских антарктических экспедиций Алексей Гайдашов. — Там много физической работы. Перемещение грузов в Антарктиде происходит на льду и на сильном ветру. Поэтому среди требований? — хорошее здоровье, профессионализм и ответственное отношение к делу.

Но главное в условиях изоляции от Большой земли, — полная психологическая совместимость участников экспедиции, их контактность, коммуникабельность и морально-волевые качества: чтобы можно было полностью доверять человеку, находящемуся рядом».

Алексей констатирует: поскольку всю ответственность за происходящее в Антарктиде берет на себя начальник экспедиции, то последнее слово — кого из претендентов взять на ледовый континент — остается за ним.

Дорога на шестой континент

— Чтобы попасть в экспедицию, которая стартует осенью, я не стал поступать в магистратуру, — продолжает свой рассказ наш собеседник. — Мы отправились в Антарктиду довольно рано — в октябре.

Нас было две группы. Первой задачей было — добраться до Кейптауна. Там у нас была семидневная самоизоляция, а когда карантин закончился, погода испортилась. Пришлось ждать, когда оно улучшится, и только потом мы смогли улететь на российскую полярную станцию «Новолазаревская». В эту группу из десяти человек вошел и я.

Там снова в наши планы вмешалась погода. Поэтому на белорусскую станцию возле горы Вечерняя добрались только 18 ноября. Еще двое наших сотрудников отправились из Кейптауна в Антарктиду на российском научно-экспедиционном судне «Академик Федоров». Оно занимается обеспечением нашей и российских полярных станций, плюс на нем проводятся научные исследования.

В конце декабря «Академик Федоров» доставил нам основной груз, высадил двух белорусских парней, а меня и биолога забрал. И дальнейший путь вдоль побережья Антарктиды мы преодолели на борту корабля. В общей сложности провели на нем 2,5 месяца…

По маршруту посетили российские станции «Прогресс» и «Мирный». Потом вернулись в Кейптаун. Там сели в самолет к Объединенным Арабским Эмиратам, оттуда направились в Москву и только потом — в Беларусь.

А десять полярников остались на нашей станции до 24 апреля. В Беларусь они вернутся только в июне, и это будет рекордная по продолжительности экспедиция. Таким образом, будет побит рекорд 14-й Белорусской антарктической экспедиции — 184 дня.

«Знал все тропинки»

Непосредственно на Белорусской антарктической станции Алексей Борисовец провел пять недель. Интересуемся у парня, совпали ли его представления о том, что его ждет в Антарктиде, с тем, что он увидел?

— Я очень много общался с людьми, которые там были до меня, настолько много, что знал до мелочей, где что находится на станции, как что работает, про все маршруты и тропинки. Но все равно в плане эмоций подготовиться невозможно, — констатирует Алексей.

— Основной пейзаж — снег до горизонта (хотя мы и находимся там во время антарктического лета) и огромные утесы ледников. Поворачиваешься, а перед тобой раскинулся океан и айсберги фантастических размеров…

С горы Вечерняя океан видно очень далеко. К сожалению, мне не повезло увидеть непосредственно момент создания айсберга, я даже немного огорчился по этому поводу. Но когда ложился спать, видел, что айсберг находится в одном положении, а утром наблюдал, как далеко за ночь эта «высотка» переместилась…

Каждый день на полярной станции начинается с метеорологической сводки, которую озвучивает начальник экспедиции. Это очень важная информация помогает спланировать свой день в плане проведения научной работы.

У технических специалистов — тоже много задач. К тому же у полярников есть разные комплекты одежды, нужно выбрать тот, что подходит для сегодняшней погоды.

Завтрак — совместный, во время него можно обсудить, кто чем будет заниматься. Возможно, кому-то нужна посторонняя помощь. Из общих обязанностей — дежурство по кухне, включающее уборку снега вокруг нашего «кампуса». Кухня и кают-компания располагаются в отдельном модуле.

Все члены экспедиции информируют о своих маршрутах, так как случаются выезды на технике на большое расстояние от станции. Договариваемся о контрольном времени для выхода на связь и времени возврата. Рация обязательно должна быть у каждого с собой. Критическая ситуация может возникнуть у любого.

Обед снова совместный. После него работа продолжается. А после ужина у всех есть свободное время, которым можно самостоятельно распоряжаться.

Почувствовать себя чуточку дома…​

Алексей кроме рабочего прихватил с собой и собственный ноутбук. В свободную минутку смотрел киноленты, преимущественно на английском языке — «Жизнь прекрасна», пересмотрел всего «Гарри Поттера». Читал книги Владимира Короткевича и Василя Быкова на белорусском языке.

Кстати, в экспедицию разрешается брать 23 килограмма личного багажа и столько же — научного оборудования. Всем выдаются специальные климатические костюмы — облегченный и более теплый вариант. Обязательный пункт — термобелье и свитера. Собеседник признается, что специально брал с собой яркие вещи, ведь от заснеженного пейзажа очень устаешь.

Прихватил и мелкие талисманы, например, пингвина — новогоднюю игрушку. Брал ее с собой и фотографировался на фоне живых пингвинов. Нашлось место в багаже и для шарфа любимой футбольной команды «Крумкачы». А еще, как выяснилось, Алексей очень любит сладкое, поэтому выделил место в багаже и для шоколада.

Кстати, питание в Антарктиде очень разнообразное: в меню есть и овощи, и фрукты. Несколько последних лет за него отвечает самый настоящий повар — Сергей Лютый.

«Его можно назвать душой компании. Это человек, который очень любит свою работу. Он понимает, что прием пищи — тот редкий момент, когда полярник может расслабиться, отдохнуть и почувствовать себя чуточку дома, поэтому к готовке блюд Сергей подходит очень креативно. Может приготовить, например, молочный коктейль и украсить его или порадовать всех тортом. Жаль, что я не присутствовал за новогодним праздничным столом, успел только увидеть, как украшают елочку…»

Всегда на связи

Конечно, после запуска спутникового интернета (ранее была спутниковая телефония) пребывание в изоляции значительно упростилось. Интернет-система нового поколения позволяет передавать большие объемы научной информации, фото— и видеоинформации, пользоваться современной телемедициной. А члены экспедиции могут без проблем общаться со своими родными в мессенджерах, причем быть с ними на видеосвязи.

Условия, в которых сейчас живут и работают белорусские полярники, можно назвать даже комфортными. Первый объект Белорусской антарктической станции появился в 2015 году — это был модуль управления связи и навигации. А дальше происходило постепенное наращивание инфраструктуры.

Сейчас там есть научные лаборатории, жилые помещения, технологический модуль контроля электроэнергии, санитарно-гигиеническая секция с душевыми, стиральными машинами, кухня и кают-компания, секция-сауна с комнатой для отдыха, медицинский модуль со своей операционной, а также современные гаражные боксы с полным набором оборудования для ремонта снегоходной и вездеходной техники, радиопрозрачное хранилище (купол) для антенны спутниковой связи, дающее возможность после завершения сезона не демонтировать антенну каждый раз. Система раздачи сигнала Wi-Fi запущена на всей территории станции. Можно разговаривать из любой точки как в благоприятные метеоусловия, так и в неблагоприятные.

Алексей побывал на нескольких российских полярных станциях и оценил преимущества белорусской, где у каждого есть своя комната, все объекты расположены очень компактно, что удобно для работы, а связь — на высочайшем уровне…

— Понимаете, там на многие сотни и даже тысячи километров никого нет. Ближайшая к нам — японская полярная станция, где мы садились для дозаправки топливом, когда летели на свою базу. Она находится за сотни километров, — рассказывает Алексей. — По земле никто и никогда такие расстояния не преодолевал.

Но страха нет, потому что есть постоянная связь с большой землей. Станция очень хорошо оборудована. Даже если что-то случится, то у экспедиции есть свой врач. Когда у меня однажды поднялась температура, он сразу успокоил, сказал, что простудой там не болеют (вирусы просто не выживают), а температура могла подняться из-за того, что я физически переутомился.

Пока что серьезной работы для нашего врача не было. Все обращения за помощью — это преимущественно травмы, связанные с тяжелым физическим трудом. Но его присутствие очень важно для психологического спокойствия членов экспедиции… Медицинский модуль оснащен современным диагностическим и операционным оборудованием, которое позволяет в случае необходимости провести даже сложные хирургические вмешательства.

Проверка научной гипотезы

Для себя, как для озонометриста, Алексей так сформулировал «плохую погоду» в Антарктиде — это отсутствие солнца, так как большинство исследований связаны с солнечной радиацией.

Его курсовая и дипломная работы в университете были посвящены разработке углубной системы, измеряющей, до какой глубины ультрафиолет проникает в воду. На основании этой информации можно делать выводы, как он влияет на микроорганизмы, которые там живут. Прибор, имеющий оптическую и электронную часть, можно опустить на глубину до 50 метров.

Алексей проводил исследования не только в океане, но и в антарктических озерах, которые, что интересно, не замерзают. Там живут уникальные для другого мира микроорганизмы.

— Мы взяли на себя задачу — исследовать, как водные растения фотосинтезируют, как ультрафиолет влияет на тепловой баланс плюс изучить его вредное воздействие, — рассказывает молодой ученый.

— У биологов была гипотеза, почему в одном озере живут определенные микроорганизмы, а в похожем озере, которое находится на расстоянии всего до несколько километров, их нет: они высказали мнение, что ультрафиолет проникает по-разному в эти озера, где-то его очень много и он оказывает вредное воздействие на все живое.

Я работал параллельно с биологом Виталием Лукиным. Нас обоих забрал «Академик Федоров», чтобы мы могли проводить на его борту свои исследования практически вдоль всего антарктического побережья. Предусматривались специальные остановки для проведения научных работ, мы высаживались на российских полярных станциях, где также проводили измерения в озерах.

Вообще, животный мир Антарктиды — это отдельная тема. Одна из самых интересных — птица поморник, которая подбирает падаль. Они в период гнездования довольно агрессивны, и человек, который не знает, что проходит рядом с их гнездом, может стать даже объектом нападения.

— За поморниками на самом деле интересно наблюдать, — рассказывает Алексей. — Они очень умные, шумные, любопытные, и у них есть своя тактика. Например, если они охотятся на яйца пингвинов, то одна птица отвлекает на себя внимание, а другие в этот момент нападают.

Полярники очень любят полежать на камнях, которые на солнце хорошо нагреваются. Так вот, когда я так однажды задремал на солнышке, поморник сначала попробовал стянуть мой капюшон с головы, а потом его заинтересовал мой рюкзак.

Поморники воровали у нас и крышку от термоса, и перчатки, а у биолога чуть не украли образцы в коробке. Один поморник находится в поле твоего зрения, а другие в этот момент пытаются что-то стащить. Настоящая «банда»…

Рядом с белорусской антарктической станцией есть большая колония пингвинов Адель. Когда у них заканчивается период гнездования, они подходят очень близко к людям. Для человека это относительно небольшое расстояние, но не для них. Пингвины очень общительны. Главное — не брать их птенцов в руки.

Прямые контакты с представителями животного мира запрещены. Можно только подойти на определенное расстояние до тюленей и наблюдать за ними. Тюлень зевает, и ты, глядя на него, начинаешь зевать вместе с ним — оказывается, такой эффект наблюдается не только среди людей (смеется).

В общем, это фантастика, я не представляю, чтобы в Беларуси дикие животные так плотно взаимодействовали с человеком. Между прочим, тюлень, который весит 300-400 килограммов, может очень быстро рвануть с места в твою сторону. Поэтому нужно быть очень осторожным и все-таки соблюдать безопасную дистанцию.

Ну как же без юмора?

А как опытные полярники относятся к новичкам в экспедиции?

«Я был такой не один. Всех, кто в Антарктиду направлялся впервые, отправляли в Санкт-Петербург, где мы проходили курсы по выживанию. Также в Республиканском центре полярных исследований была серия инструктажей по безопасному поведению в Антарктиде. Поэтому мы все перезнакомились между собой и подружились. Но все же опыт людей, которые провели в Антарктиде много времени, очень ценен, он должен передаваться молодым.

Все полярники имеют хорошее чувство юмора. Оно просто помогает выжить в условиях изоляции. Над новичками шутят, но шутят по-хорошему. Есть много басен, даже не всегда понимаешь, верить в них или нет. Да, есть поверье, что для того, чтобы вернуться в Антарктиду, нужно оставить там свою фотографию. Так вот один полярник все возвращается и возвращается, смеется, что никак не может вспомнить, где и под каким камнем ту фотографию оставил…»

А чего особо не хватало в экспедиции?

— Поскольку мы с коллегой очень много времени провели на корабле, нам с ним часто хотелось просто прогуляться по земле, хотя, к счастью, от морской болезни я не страдал. Глаза уставали от всех оттенков белого цвета, и хотелось увидеть что-то зеленое. Там радуют глаз только редкие мхи и лишайники на скалах, которые хорошо прогреваются солнцем. Они там какого-то необычайно красивого зеленого цвета.

А еще однажды мы с Виталием одновременно захотели… прокатиться на метро. Один сказал вслух, а другой об этом, как выяснилось, думал.

Не хватает в Антарктиде и запахов, поэтому с собой советуют брать туалетную воду и парфюмерию с пряными ароматами. Я заметил, что даже после возвращения выливаю на себя гораздо больше парфюма, чем делал это раньше. Пока привычка остается, — улыбается Алексей.

После возвращения домой эмоции долго не давали уснуть. Прошел уже почти месяц, а Антарктида все еще не отпускает, снится по ночам. Кстати, снилась она и во время экспедиции. «Заснул… и ты снова в Антарктиде, — смеется Алексей. — Но в тех снах были и коллеги, и родные, и друзья, которые остались дома».

На вопрос, готов ли снова отправиться в экспедицию, молодой ученый мгновенно отвечает: «Готов ехать хоть сегодня. Я уже успел отдохнуть. Надеюсь попасть в состав 16-й Белорусской антарктической экспедиции».

А вот насчет возможности зимовки в Антарктиде он задумался и честно признался: «Наверное, согласился бы, хотя это уже немного другая история — быть полностью отрезанным от Большой земли, когда прекращается морское движение в зоне базирования станции и любые транспортные связи с внешним миром отсутствуют.

Есть мнение, что совершить спасательную операцию проще в космосе, чем в Антарктиде. К такому испытанию нужно психологически подготовиться».

Между прочим, согласно мировой статистике, только от 25 до 35 процентов полярников возвращаются в Антарктиду снова. У нас же этот показатель превышает 50 процентов…

Комментарии3

  • переворачивательница гвинпинов
    14.05.2023
    А вось наконт магчымасці зімоўкі ў Антарктыдзе ён задумаўся і шчыра прызнаўся: «Напэўна, пагадзіўся б, хоць гэта ўжо крышку іншая гісторыя — быць цалкам адрэзаным ад Вялікай зямлі, калі спыняецца марскі рух у зоне базіравання станцыі і любыя транспартныя сувязі са знешнім светам адсутнічаюць.
    Ёсць меркаванне, што здзейсніць выратавальную аперацыю прасцей у космасе, чым у Антарктыдзе. Да такога выпрабавання трэба псіхалагічна падрыхтавацца».

    прывет тебе, пересаживатель волос на свою голову, Илон Маск)
  • Екк
    14.05.2023
    Тамака прэзерватывы на вес золата.
  • сняжынка
    14.05.2023
    Екк, а для чаго тамака прэзерватывы? 

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого5

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого

Все новости →
Все новости

«Cкатертью дорожка» и «Наконец, бро» — что пишут Байдену в твиттере

Стрижак рассказал, взял бы миллион долларов от Чижа или нет5

В Беларуси появится национальный видеохостинг. Вот как его собираются назвать10

Джей Ло перестала носить обручальное кольцо. Конец истории любви

Одессит за $ 6 тысяч бежал от мобилизации в Россию, где стал контрактником. А когда попал на фронт, то сдался украинцам8

Почему Байден решил выйти из гонки? Вот что об этом пишут мировые медиа3

«Будет происходить вынужденный, но все больший поворот в сторону России». Социолог о влиянии новых санкций на настроения белорусов68

Сотни аистов собрались на одном поле возле Гродно ФОТОФАКТ2

Количество легковушек на белорусско-польской границе выросло до гигантских 3501

больш чытаных навін
больш лайканых навін

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого5

Подробности теракта Кригера в Озерище — разрушенные шпалы и ни одного раненого

Главное
Все новости →