Иллюстративный снимок. Фото: «Наша Ніва»

Иллюстративный снимок. Фото: «Наша Ніва»

— Из страны я уехал несколько лет назад. В Беларуси у меня осталась квартира, в которой я являюсь собственником и где сейчас живет моя мама.

С конца апреля почти каждый день в квартиру стал кто-то приходить и стучать в дверь. Ни звонка в домофон, ни звонка в дверь. Мама (она прописана в квартире) принципиально никому не открывала и к двери не подходила. Через две недели в дверь уже не стучали. Её сразу вынесли, решив, видимо, что в квартире никого нет.

Оказалось, это были сотрудники КГБ. Их приход был связан с моим участием в «экстремистской деятельности». Я был пару раз на зарубежных акциях, видел людей, которые вели съемку, предполагал, что это могли быть как и местные спецслужбы, так и засланцы из Беларуси. Таким образом заинтересовались и моим знакомым, который последний раз был на Дне Воли год назад.

Сотрудники КГБ провели обыск в квартире, но ничего значащего в рамках уголовного дела не нашли. 

Квартиру арестовали, описали имущество, в частности, телевизор, домашний кинотеатр, компьютер, стиральную машину. Все описанное имущество передали маме на ответственное хранение. Я так понимаю, этим имуществом нельзя распоряжаться.

Других подробностей не знаю, так как с мамы взяли подписку о неразглашении.

Мама продолжает жить в квартире, ее никуда не выгнали, да и выгнать особо некуда, законы в Беларуси, кажется, пока такого не позволяют.

Ограничили общение

По словам собеседника, маму не просили связаться с сыном и озвучить предложение органов вернуться в Беларусь. «Возможно, пока». После визита силовиков он ограничил способы общения с мамой из-за возросших рисков.

— Мама думает, что ей на телефон могли что-то установить, поэтому мы не переписываемся. Из квартиры она также мне не звонит, опасается, что сотрудники КГБ установили прослушку.

Приехать ко мне она также не может. Во-первых, у нее нет визы. Опасается, что если заняться оформлением визы, то эта информация дойдет куда надо и ей вообще могут запретить выезд из страны. Во-вторых, не хочет уезжать за границу в пустоту, боится не найти работу, не хочет начинать жизнь сначала.

Решить вопрос с квартирой раньше не вышло

— Я в спешке уезжал из страны и не успел сделал гендоверенность. Позже получилось сделать через посольство, но даже тогда не думал продавать квартиру, всё на что-то надеялся. А в прошлом году меня стали искать, не знали, в какую страну уехал (я не пересекал сухопутную границу через официальные пункты пропуска). В итоге упустил момент.

Что дальше?

 — Думаю, должен состояться суд, на котором должен быть озвучен «рассчёт» урона, который понесло государство от моего участия в паре митингов за границей. И потом заберут квартиру. Возможно, год-полтора неизвестности у нас есть.

Повлиять на ситуацию я никак не могу. Даже если я вернусь в Беларусь, арест с квартиры не снимут. Зато будет возможность еще меня и посадить.

Что говорят юристы

Спросили, что дальше будет происходить с арестованной недвижимостью. 

Если на имущество собственника, который является подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, наложили арест, это не означает, что впоследствии арест не могут снять, отмечает адвокат Антон Гашинский.

— Если собственник и/или его семья, родственники постоянно проживают в квартире и для них это единственное жилье, то на такую недвижимость не могут наложить арест в целях обеспечения возмещения ущерба, причиненного преступлением.

То есть на практике недвижимость могут арестовать, но в последующем арест должен быть снят, так как это единственное жилье для проживающих в нем. Но для этого близким или родственникам потребуется установить факт постоянного проживания и единственного жилья.

Что делать

— Как только накладывается арест на имущество, это решение необходимо обжаловать в суде, либо писать обращение в органы, которые наложили арест, с просьбой разъяснить основания и причины наложения ареста. После получения ответа решение о наложении ареста можно обжаловать по линии прокуратуры или Следственного комитета, если он наложил арест.

У органов в данном случае простая логика. Сначала все арестовать, а потом заявить о том, что наложен арест на имущество на такую-то сумму, что достаточно для многократного возмещения ущерба. Но впоследствии суд должен принять решение об освобождении имущества из-под ареста.

Читайте также:

По ОНТ показали сюжет, как у оппозиционных активистов забирают недвижимость. Стали известны еще несколько фамилий

«Опечатана, заварена, подпись КГБ». Квартиры политэмигрантов из Гомеля арестовали после угроз СК

Задолженность блогера Елены Янушковской в семь с половиной раз меньше, чем стартовая цена ее дома на аукционе

Клас
10
Панылы сорам
7
Ха-ха
6
Ого
5
Сумна
5
Абуральна
74