Angelika Nußberge Ангелиіка Нусбергер

Профессор Ангелика Нусбергер. Стоп-кадр из видео

Ее выступление «Укрепление прав человека в неспокойные времена» открывает цикл лекций под заголовком «Точка зрения. Слово экспертам из Германии», которые начало посольство Германии в Беларуси на своем ютуб-канале.

Посол Германии в Беларуси Манфред Хутерер объяснил:

«Мы хотим дать белорусам, как внутри страны, так и за ее пределами возможность поддерживать контакт с Германией, немецкой культурой и немецкими экспертами по темам, касающимся Беларуси. После вынужденного прекращения работы в Беларуси Института имени Гете и Германской службы академических обменов (DAAD) мы открываем новые цифровые возможности».

Рассмотрим самые интересные и важные моменты лекции.

В начале лекции Ангелика Нусбергер замечает, что несмотря на то, что политики в современном мире мало в чем согласны, есть один вопрос, относительно которого существует консенсус — мир переживает масштабный и глубокий кризис. Особенно ужасно, что начался военный конфликт, в котором с беспощадной жестокостью одно государство пытается вопреки всем нормам международного права аннексировать территории другого государства и отрицает право другого государства на существование.

Как в такой ситуации выглядят дела с правами человека в Европе и во всем мире? Актуальны ли они до сегодняшней поры? Существует ли еще единство в понимании их содержания? Сможет ли система защиты прав человека и международное право выйти из кризиса и окрепнуть? Нужно ли опасаться, что в будущем они потеряют свое значение и это достижение цивилизации будет просто считаться признаком прошлого?

История возникновения системы прав человека

Профессор отмечает, что разработка стандартизации прав человека и международных договоров, закреплявших их в качестве общепризнанных, является относительно молодым феноменом. То, что права человека должны применяться во всем и всегда, было выражено в эпоху Просвещения. Они были объявлены во французской Декларации прав человека. Однако необходимость их юридической стандартизации стала очевидной только во время Второй мировой войны. Так в 1948 году родилась Всеобщая декларация прав человека.

Восток и Запад были едины при составлении текста Декларации. В разработке участвовали и социалистические государства, хотя председателем комиссии была американка Элеонора Рузвельт.

Профессор обращает внимание на то, что социалистические государства Восточной Европы, особенно Советский Союз, воздержались при окончательном голосовании. В любом случае они не проголосовали против. Так что сегодня для государств Западной и Восточной Европы существует общий ориентир в вопросах защиты прав человека.

Однако правдиво и то, что Всеобщая декларация прав человека не является договором. С годами ее содержание перешло в категорию международного обычного права.

Однако, замечает Ангелика Нусбергер, у Декларации есть два слабых места.

Первое. Не существует суда или комитета, который бы следил за соблюдением прав, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека.

Другое. Положения Декларации носят весьма общий характер. Это позволяет их объяснять и применять очень по-разному.

Для достижения компромисса и согласия всех государств, принимавших участие в создании Декларации, многие спорные вопросы были оставлены открытыми. Например, право на жизнь закреплено, но не понятно, противоречит ли этому праву смертная казнь. Совместимо ли оно с ним.

Другой пример. Существует право на убежище (статья 19 «Каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем»). Однако речь идет только о праве искать и пользоваться приютом, но не о праве на предоставление убежища. Такая обязанность не вытекает из Всеобщей декларации прав человека.

Поэтому, считает профессор, Всеобщая декларация прав человека была лишь первым шагом в построении международной системы защиты прав человека. Чтобы сделать систему эффективной, нужно было сделать еще много шагов.

Во второй половине XX века один за другим разрабатывались новые договоры с целью детального определения, какие права входят в международные минимальные стандарты, обязательные для исполнения всеми государствами, и как они должны трактоваться в деталях.

Только в 1960-х годах смогли достичь согласия по текстам двух договоров по правам человека — Международного пакта о гражданских и политических правах и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Потребовалось еще несколько десятилетий, чтобы эти договоры вступили в силу. Они были фундаментом и связывали все государства Западной и Восточной Европы. В дальнейшем права человека были дополнительно дифференцированы в большом количестве специализированных договоров.

Профессор обращает внимание, что Европа стала лидером в стандартизации прав человека, приняв Европейскую конвенцию по правам человека (1953 год). Она была неприемлема для коммунистических государств Восточной Европы.

Ангелика Нусбергер отмечает, что по своему содержанию нормы Европейской конвенции были аналогичны гарантиям универсального уровня. Но решающим фактором стало то, что была создана система мониторинга. За соблюдением прав человека в то время следили два института: Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд по правам человека.

К ним могут, и это решающий момент, обращаться также отдельные граждане, которые жалуются на нарушение их прав. Благодаря этим искам конкретизировались правовые нормы, подтверждалось их применение в отдельных случаях и запускались внутригосударственные правовые реформы. Одновременно шло дальнейшее развитие системы прав, устранялись отдельные пробелы.

Профессор замечает, что все это привело не к единству, а к разделу Европы.

Ни одно государство Восточной Европы не участвовало в развитии системы защиты прав человека. Однако в социалистических государствах недовольство отсутствием свободы было очень распространенным. Свидетельством этого стали восстания, подавляемые кровавыми военными методами (ГДР 1953 года, Венгрия 1956 года, Чехословакия 1968 года, польское движение «Солидарность» начала 1980-х годов).

Ангелика Нусбергер упоминает о коренном общественном переломе, произошедшем в конце 1980-х — начале 1990-х годов, когда во всех без исключения социалистических государствах Восточной Европы произошла смена системы. Права человека и политические свободы играли при этом очень важную роль. С учетом этого не удивительно, что все бывшие социалистические государства впоследствии присоединились к Европейской конвекции о защите прав человека.

Профессор обращает внимание, что единственным исключением стала Беларусь. Там смена системы была очень быстро откручена обратно. Конституционная реформа 1996 года аннулировала все достижения. В результате старая система продолжала существовать под новой вывеской.

Ангелика Нусбергер отмечает, что общественный перелом 1980-1990-х годов рассматривался как триумф прав человека и верховенства закона (за исключением развития событий в Беларуси). Тем не менее, через три десятилетия после великих перемен, символом которых стало падение Берлинской стены и которые Фрэнсис Фукияма назвал «концом истории», возникает вопрос, правильным ли является мнение, что права человека стали везде преобладать. Если бы это везде было так, права человека не переживали бы сейчас кризис.

Почему права человека под угрозой

Доктор права Ангелика Нусбергер отмечает, что скепсис относительно практики применения прав человека во всем мире сегодня особенно распространен в некоторых странах, которые с восторгом присоединились к их системе. В других странах скептическое отношение выражено латентно, не так существенно.

Профессор отмечает, что кардинальная смена курса произошла в России. После начала агрессивной войны против Украины Россия была исключена из Совета Европы.

Однако процесс отдаления страны от европейской системы защиты прав человека все больше проявлялся в предыдущие годы. Ряд решений Европейского суда, особенно тех, которые считались особенно релевантными с политической точки зрения, не были доведены до исполнения.

Для блокирования исполнения решений был создан специализированный юридический механизм. Конституционный суд Российской Федерации получил полномочия принимать окончательное решение о соответствии решений Европейского суда по правам человека Конституции Российской Федерации.

Таким образом, Россия нарушила принципы международного права, так как вопреки Венской конвенции о праве международных договоров (1969 год — Ред.) установила приоритет законодательства своего государства над международным.

Проблема была в том, что другие страны-члены Совета Европы не отреагировали на эти действия из дипломатических соображений. Сохранялась надежда, что общая основа и преимущества совместной работы с Россией переживут противоречия и раскол. Сегодня, говорит профессор, в ретроспективе становится очевидным, что такая оценка была ошибочной.

Ангелика Нусбергер отмечает, что не одна Россия отвернулась от европейской системы защиты прав человека. Это касается и других стран. К ним необходимо отнести Азербайджан и Турцию, а также Польшу и Венгрию.

На взгляд профессора, ситуации в этих странах разнятся. Но есть несколько общих моментов. Во всех этих государствах у власти находятся правительства, которые всеми силами стремятся противостоять их изменению, принимают законы, изменяющие избирательное право, ограничивают права оппозиции, свободу прессы и монополизируют право на нее. Чтобы подобные законы не были признаны неконституционными, необходимо лишить полномочий Конституционный суд. Что произошло в Польше и Венгрии.

Однако, замечает профессор, критика излишне широких полномочий международных судей, занимающихся вопросами прав человека, слышна и в странах с очень устойчивыми демократическими структурами. Например, в Великобритании или Швеции.

Обе эти страны имеют системы, которые формировались веками и очень отличаются от систем других стран. В Швеции прежде всего за счет большого значения прямой демократии и референдумов. А в Великобритании за счет идеи парламентского суверенитета и абсолютного доминирования парламента.

Ангелика Нусбергер отмечает еще больший фактор, усиливающий разочарованность в системе прав человека, — возможности влияния международного права. Запрет агрессивной войны является основополагающим принципом международного права. После вопиющего нарушения этого основного принципа возникает вопрос об эффективности системы международного права. Так, против России было введено большое количество санкций. Страна также в значительной степени оказалась в международной изоляции.

Тем не менее на сегодняшний момент правовые средства не позволили ни предотвратить военное нападение, ни положить ему конец.

Таким образом, скептическое отношение к эффективности международного права распространяется и на международную систему защиты прав человека.

В этой связи возникает вопрос о будущем системы международной защиты прав человека

Профессор отмечает, что, несмотря на проблемы, из Совета Европы исключена только Российская Федерация. А Европейская конвенция по правам человека утратила свое действие в отношении будущих нарушений прав человека только в этой стране. Краха всей системы удалось избежать.

Однако вопрос в том, что можно сделать, чтобы не только сохранить международную систему защиты прав человека, но и продолжить ее укреплять?

Профессор считает, что Россия пытается вбить клин между Востоком и Западом именно в вопросах защиты прав человека. Поэтому основной задачей является противостоять всем тенденциям раскола по вопросам прав человека.

Разумеется, во многих сферах существуют различные интерпретации прав человека. Тем не менее необходимо настойчиво выступать за сохранение уровня цивилизации, достигнутого во Всеобщей декларации прав человека, и признание универсальных минимальных стандартов.

Эти стандарты особенно важны для стран, руководство которых притесняет свое население и при этом утверждает, что оно высоко ценит другие права человека, или что права человека, действующие в международном сообществе, не являются правильными.

В конце концов, утверждает профессор, недавние события с расколом между Россией и Беларусью с одной стороны и остальными странами Европы с другой, подтверждают, что уроки, вынесенные человечеством из возникновения диктаторских систем 1930-х годов, обусловившие Вторую мировую войну, были абсолютно правильными. Мир и защита прав человека тесно связаны между собой.

В конце своей лекции Ангелика Нусбергер высказала мысль, что сильное гражданское общество не позволяет втянуть себя в несправедливую войну. Есть надежда, что после окончания нынешней войны значение международной защиты прав человека получит новое масштабное подтверждение.

Права человека по-прежнему имеют потенциал к изменению мира к лучшему.

Смотрите полностью:

Клас
26
Панылы сорам
2
Ха-ха
3
Ого
1
Сумна
3
Абуральна
4