Андрей, 8,5 лет воздержания: «Чистый секс— он все-таки одухотворенный»

Андрей — самый взрослый и опытный сексоголик из тех, кто согласился с нами пообщаться. Мужчине 54 года, последние 8 из них он ходит на анонимные группы и держит под контролем свои сексуальные желания. Участники сообщества называют это «трезвостью» — тут видится полная аналогия с группами анонимных алкоголиков и наркоманов.

Мужчина убежден, что сексоголизм — такая же химическая зависимость, как и остальные, только вместо психоактивных веществ зависимые «употребляют похоть».

Андрей объясняет: все дело в химии мозга. Человек подсаживается на выработку эндорфинов и дофамина, которые дают ему секс, порно и мастурбация. Со временем зависимость прогрессирует, аппетиты растут, и постоянное желание секса начинает мешать.

Если с алкоголизмом 12-шаговая программа работает, значит, она подходит и для сексоголиков — так рассуждают участники сообщества.

— Сексоголики получили от содружества анонимных алкоголиков (АА) разрешение использовать их традиции и методы для выздоровления еще в 1979 году. С тех пор этой программой пользуются во всем мире, это мировое сообщество. В Беларуси работают две группы: в Минске и в Гродно, — рассказывает Андрей.

На собрания в Минске регулярно приходят человек десять. Все встречи, естественно, анонимные. Можно назвать свое имя, а можно — псевдоним. Откровений со старта никто не требует: если не хочется ничего рассказывать — твое право. Но обычно люди стремятся поделиться своим опытом, когда начинают выздоравливать.

Андрей именно так себя и позиционирует — «выздоравливающий сексоголик». Когда-то с помощью похожей программы мужчина завязал с алкоголем — и уже почти 20 лет не пьет. А потом понял, что нужно срочно что-то делать с навязчивым желанием секса.

Он уже прошел с наставником весь путь по 12 шагам и сейчас помогает новичкам. А еще несет так называемое служение: выполняет в группе функции секретаря. Кто-то в сообществе отвечает за деньги, кто-то — за литературу, кто-то — за чай с печеньками. Все на добровольных началах.

— В какой момент человек становится сексоголиком? — пытаемся со старта нащупать грань между нормой и зависимостью.

— Когда употребление похоти становится неконтролируемым. Вот смотрите: человек имеет семью, какие-то моральные принципы, но у него утром секс с одной женщиной, вечером — с другой, потом — с женой, а перед сном он еще идет на кухню с ноутбуком и мастурбирует на порнографию. Это я про себя, если что, рассказываю, — уточняет Андрей. — Или вот сидишь ты на совещании, обсуждаешь важные вопросы. Встреча длится всего полчаса, но ты все время думаешь только о том, чтобы зайти в свой кабинет и заняться мастурбацией.

— Но как это мешает жить? Мастурбируют многие, и современные врачи не видят в этом ничего плохого.

— Не все врачи. Лично я злоупотребляю похотью с 8 лет. И мне всегда было тяжело с этим жить. В школьные годы мне постоянно хотелось мастурбировать, но я этого стеснялся, считал себя каким-то ничтожеством. Женился рано, в 21 год. Начались постоянные измены, плюс еще мастурбация. Мне сложно было сконцентрироваться на чем-то другом. Ты не можешь написать стихотворение, не можешь написать аналитический отчет, потому что у тебя просто мозги не варят. Постоянно рассеянное внимание.

Самое главное — энергии нет. Вы представьте: человек живет неделю, и у него шесть половых актов каждый день. Потом пару дней перерыв — и снова такой же цикл. У тебя нет сил, истощение, постоянное чувство стыда.

Я чувствовал себя очень плохо, тошно было жить. Считаю, что дошел до дна, когда ко мне стали приходить суицидальные мысли.

Андрей постоянно давал себе обещания, что с завтрашнего дня покончит с мастурбацией, но ничего не получалось. А вот группа помогла. С тех пор мужчина убежден, что единственный способ справиться с зависимостью — это общаться с такими же, как и ты.

— Что такое трезвость для сексоголика?

— Есть два вида трезвости. Для холостяков это полный целибат, для человека в браке (именно в официальном браке, гражданский не считается) — только секс с супругом или супругой. То есть сексуальные отношения с партнером считаются трезвыми. Хотя все это очень условно, — подчеркивает Андрей. — Можно и со своей супругой употребить похоть, находясь в какой-то фантазии. Либо просто быть подвергнутым какой-то экзальтированной страсти. Чистый секс — он все-таки одухотворенный. В чистом сексе можно, как это делаю я, думать о всевышнем и воспевать святые имена господа. Это помогает оставаться человеком во время коитуса.

Андрей не считает, что его сексуальные отношения с женой стали лучше или хуже после того, как он выбрал для себя трезвость. Теперь это просто секс, которым мужчина старается заниматься не чаще раза в неделю («Если хочешь иметь спокойный ум, чаще не нужно»).

— На первых порах трезвость была для вас мучением?

— Для человека, который дошел до дна, такое мучение — это терпимо, поверьте. Еще включается такой механизм, что ты начинаешь радоваться, что трезв уже месяц, второй, полгода… Но, конечно, желание было и остается. Мне по улице ходить трудно, когда я вижу женщин. Двенадцатишаговая программа и не поможет перестать хотеть, тяга никуда не исчезнет. Но теперь я не иду у нее на поводу.

— Как вы это делаете?

— Есть разные программные инструменты. Например, благодарность. Как только я чувствую тягу, говорю себе: «Благодарю тебя, мой создатель, за искушение и за победу над этим искушением». Победы еще никакой нет, но я уже заранее благодарен. Только на этом инструменте я продержался полтора года. Приходит похоть — и я благодарю. Похоть уходит — и я получаю свободу примерно на 20 минут.

Другой инструмент — это звонок такому же зависимому из программы. Ты говоришь: «Вася, я сдаю тебе похоть». Вася отвечает: «Хорошо, принимаю». Происходит такой обмен, и многим это помогает. Еще один распространенный способ — молиться за объекты своей похоти.

После полутора лет трезвости перманентная похоть от меня отстала. Сейчас бывает эпизодически — раз 5—10 в день. Но уже нет такой интенсивности, нет такой частоты. Группа особо и не нужна больше, потому что я начал практиковать настоящую медитацию, которая дает мне в десять раз больше. Но мне жалко бросать группу, потому что я помню, как искал ее в свое время.

— С какими еще проблемами, кроме навязчивой мастурбации, приходят люди?

— С разными, включая насильственные преступления. Есть по крайней мере один человек, который отсидел за это срок. Педофила не было ни одного, хотя, конечно, им надо к нам идти. Возможно, с лета их будут направлять к нам, когда такой диагноз будет поставлен. Что еще? Беспорядочные связи, любовная зависимость. Женщины тоже сходят с ума от безудержного сексуального желания, разрушая свои жизни и семьи. Их не так много у нас в группе в Минске, кто-то выздоравливает в сообществе сексоголиков онлайн.

Дмитрий, 4,5 года воздержания: «Не было уже ничего, что могло меня возбудить»

Дмитрию 28, последние несколько лет он ведет почти монашеский образ жизни: полностью исключил секс и мастурбацию. Считает, что другого варианта у него не было. Мысли о суициде стали слишком навязчивыми — если бы не группа, он мог бы не выжить.

— Мне тогда было 23 года, и я был при смерти. Врачи не знали, что со мной делать. У меня была очень сильная хроническая депрессия, которая не проходила вообще никак. Антидепрессанты особо не помогли.

Сексоголизм в этой истории сыграл очень важную роль, объясняет Дмитрий. Так получилось, что мастурбация в какой-то момент стала смыслом существования.

— Все началось в очень раннем возрасте. Мне было лет 6. Я еще толком не понимал, что происходит, но мне понравилось смотреть порно. Начал мастурбировать, очень быстро это стало каждодневной привычкой. Я закрылся от людей, в обществе одноклассников был непринятым. Моим костылем, с которым я ходил по жизни в школьные годы, стали видео и мастурбация.

Но впоследствии мне стало мало обычных сцен. Я начал смотреть что-то более тяжелое: БДСМ, фетиши, насилие и еще некоторые вещи (не буду называть). Лет в 15 меня уже не возбуждал классический секс.

После школы парень решил убежать от мрачных мыслей в Москву — за новой работой и новыми знакомствами. Там действительно узнал много нового: например, что такое секс за деньги.

— Я тратил на проституток все деньги, которые зарабатывал. Не было денег — просто смотрел видео дома. После 20 лет нашел один раздел порнографии, от которого у меня в прямом смысле снесло башню. Я каждый раз клялся, что не буду это смотреть, потому что это дико. Но ничто другое уже попросту не вставляло. К 21 году дело приняло такой оборот, что у меня все время были наушники в ушах.

Это был такой стиль жизни: проснуться и смотреть ролики, пока не вырубишься, или заняться сексом, если вдруг получалось кого-то найти.

Парень объясняет: как и любая зависимость, сексоголизм прогрессирует, толерантность растет. В какой-то момент он понял, что больше не способен возбуждаться от порно.

— Даже самые дикие разделы были «выпылесошены». Дальше падать было некуда. За полгода до прихода в группу я уже стал фактически импотентом. Не было ничего, что могло меня возбудить, я понял, что «приехал».

Строить отношения с девушками тоже не получалось. У меня было такое представление, что секс = любовь, и чем он жестче, тем лучше. Я же видел это в фильмах и думал, что так и должно быть. А когда начинаешь общаться с людьми, понимаешь, что их секс не особо интересует, тем более в таких количествах. У меня это в голове не укладывалось.

Когда Дмитрий пришел на группу, выяснил, что теперь ему придется жить в полной трезвости. Поначалу это пугало.

— Я же с 6 лет был «дойной коровой»… Я существовал только ради того, чтобы вырабатывать сперматозоиды, и не понимал, как без этого жить. Уже в сообществе мне сказали, что организм — мудрая штука. В нем все предусмотрено: лишнее выводится через кровь, и никаких проблем не будет, максимум — поллюции во сне. Поначалу, конечно, дискомфорт присутствовал, ведь привычка вырабатывалась не один год и даже не десять лет. Но после «абстиненции» все нормализовалось.

Парень признается: через 40 дней воздержания он сорвался. Предстояла непростая операция, и врачи немного сгустили краски по поводу его прогнозов.

— Я тогда нашел повод, чтобы сорваться, и ушел в запой. Думал, кстати, что после воздержания смогу смотреть лайтовые стандартные ролики, и все будет классно. Но знаете, сколько прошло времени до того, как я оказался на тех же ресурсах, с которых приполз? Всего лишь три минуты…

Несколько месяцев я не мог остановиться. Набирал несколько дней трезвости и срывался. У меня снова стали появляться суицидальные мысли… Но потом в один момент я смог сказать себе «стоп» и начал выкарабкиваться из этой ямы. При помощи других людей, при помощи групп.

— Вам не хочется поскорее жениться, чтобы заниматься трезвым сексом?

— У нас есть жесткое требование: год воздержания после того, как пришел на группу. После года можно идти в «трезвые свидания». Наставник тебя ведет, объясняет, что нужно делать, как себя вести. Я ведь, как сексоголик, не умею выстраивать здоровые отношения. Такого, чтобы мы общались с девушкой, обнимались, за ручку ходили, — нет, у меня такого не было. Сегодня мы познакомились — и сегодня занимаемся сексом. На данный момент у меня было два «трезвых свидания». Я пока на пути к нормальным отношениям.

— Как изменилась ваша жизнь за четыре года?

— Первое и самое главное — я живой, а ведь мог уже умереть. Второе — у меня появились увлечения, которых раньше не было. Я иду на работу, возвращаюсь с нее, гуляю, смотрю, что происходит вокруг, что люди обсуждают. Раньше меня это вообще не интересовало.

— А возбуждение все-таки периодически приходит?

— Да, я ведь живой человек.

Павел, 5 месяцев воздержания: «У тебя сильнейший аппетит, который ты не можешь удовлетворить»

К своим 37 годам Павел собрал целую коллекцию из зависимостей: он одновременно алкоголик, наркоман и сексоголик. Добавим важное слово — «выздоравливающий».

— Первое, от чего мне удалось отказаться, — это химические вещества. Десять лет назад я попал в реабилитационный центр, прошел программу выздоровления и именно там познакомился с людьми, которые живут духовной жизнью. Меня это привлекло, я начал тоже стараться. И в тот момент понял, что, помимо психоактивных веществ, у меня есть другая проблема — постоянная мастурбация. Раньше я думал, что это норма, что все так живут. Но когда в мою жизнь начали входить новые правила и духовные принципы, мне стало противно от этого.

Как и предыдущие герои, Павел начал мастурбировать очень рано — лет в 7—8. Всю свою юность он провел с картинками в голове и фантазиями на эту тему.

Вы можете возразить: это норма для подростка, с ног до головы пропитанного тестостероном. Но Павел уверяет: в его случае все зашло слишком далеко.

— Мне все время было мало. Простой мастурбации не хватало, начался секс с самим собой с использованием разных предметов и другая дичь. У тебя сильнейший аппетит, который ты никак не можешь удовлетворить.

С женщинами мне тоже каждый раз хотелось чего-то нового. Но, естественно, партнерши не всегда были согласны на эксперименты. Я встречал отказ, это злило, я старался манипулировать, любыми способами получить то, что я хочу. Попытки остановиться ни к чему не привели.

Со временем все это вылилось в запойный сексоголизм, рассказывает Павел.

— Знаете, есть два вида алкоголиков: запойные и ежедневные. Так вот, я запойный сексоголик. Я принимал решение не употреблять похоть, но через какое-то время обязательно срывался. Смотрел порно, мастурбировал — и не мог остановиться, в течение нескольких дней, по сути, занимался только этим.

Это эмоционально истощает. Я становлюсь как деревянный: ленивый такой, апатичный. Могу не выполнять свои ежедневные обязанности, агрессивен и раздражителен в общении с людьми. Как овощ просто, все мысли и желания об одном. Я отравлен чувством вины, это не передать словами.

Ты понимаешь, что все это дичь, и ничего не можешь с собой поделать. Как раб, идешь и делаешь это. Потом ты достигаешь какого-то эмоционального дна и выкарабкиваешься. А спустя время снова срываешься.

В группу сексоголиков Павел попал пять лет назад — и в достаточно откровенной форме услышал то, о чем всегда старался молчать.

— У нас есть такое понятие, как идентификация. Рыбак рыбака видит издалека. Это, конечно, вызывает доверие: ты находишься в сообществе людей с такой же проблемой. Зацепился я довольно быстро и в течение двух лет оставался полностью трезвым, чистым. Но потом сорвался — и полтора года не мог выбраться. Но, слава богу, вроде бы мне опять удается оставаться трезвым — уже около пяти месяцев.

— Легко ли вам дается воздержание?

— Есть определенные вещи, которые я должен делать по программе. И если я что-то перестаю делать, меня начинают посещать разные мысли. На кого-то посмотрел, задержал взгляд на улице — можно сказать, уже отравился похотью, что-то проникло в мое мышление. И дальше уже дело техники, до срыва недалеко. Мне надо постоянно быть начеку. Если ко мне вдруг начинают приходить не очень хорошие мысли, надо что-то с этим делать.

— Вам не жалко себя? Что вы живете без такого простого удовольствия?

— У меня были такие мысли, когда я первый раз пришел в сообщество. Были устремления, что мне обязательно нужно завести семью, жениться и легально заниматься сексом. Но ни к чему хорошему это не привело. Отношения у меня состоялись, но я не мог в них находиться (это уже другая история). Была жалость к себе: бедный, несчастный, у меня столько зависимостей. Но сейчас такого нет. Я понимаю, что делаю все правильно.

Читайте также:

«Это гарантия для всей моей полигамной семьи». Белорусы рассказали, почему просят справки от врачей у своих секс-партнеров

Сначала нашла карты, а потом кассеты с порно, которые родители прятали в черном ящике. Белоруски рассказали о том, как и откуда впервые узнали о сексе

«Вай, ты меня покорила!» Журналистка протестировала российский аналог Tinder

Клас
21
Панылы сорам
6
Ха-ха
7
Ого
12
Сумна
10
Абуральна
7