Исправительная колония №3

Исправительная колония №3

Колонией сейчас руководит 47-летний Филипп Стурченко — примерно с мая 2023 года он заменил Алексея Старовойтова. Бывший политзаключенный Игорь (имя изменено в целях безопасности), который в витебской колонии пробыл более двух лет и недавно освободился, рассказал «Весне» о медицинской помощи и подробностях смерти Николая Климовича.

Очереди на 20-30 заключенных

Игорь рассказывает, что часто за медицинской помощью в колонии обращаться ему не приходилось.

«Даже когда у меня была температура, я понимал, что поход в медчасть может ничем не закончиться. Пока постоишь в очереди в маленьком предбаннике, где могут находиться одновременно 20-30 заключенных, то можешь, кроме простуды, нахватать еще всяких других болезней».

Бывший политзаключенный отмечает, что «можешь стоять и не дождаться, могут закрыть приемное и уйти». Вспоминает Игорь и такой случай. При этом он обращает внимание, что сами заключенные создавали такую репутацию:

«Половина из них приходила туда, чтобы получить справку и не идти на промзону».

Пломба на неделю

Однако об уровне такого обслуживания в колонии можно судить в том числе по истории бывшего заключенного колонии №3 про стоматологию:

«Как только я приехал из СИЗО, у меня была большая дыра в зубе — ее нужно было срочно залечить, потому что туда попадала еда и начинало болеть. Однако я не мог попасть к стоматологу в течение полугода, потому что его просто не было. Никто не хотел идти на работу в колонию. Когда он наконец появился, я сразу же записался к нему, но приняли меня только через неделю. Пломбы, которую мне поставили, хватило примерно на месяц. Через месяц я решил все же снова пойти, чтобы залечить ту дыру. Стоматолог мне еще больше просверлил ее, и новая пломба вывалилась уже через неделю».

До освобождения Игорь ходил с большой дыркой в зубе, потому что боялся, что стоматолог еще больше рассверлит зуб, и тогда не будет шансов на его восстановление на свободе.

Получение медбандероли в колонии — квест

Бывший политзаключенный также рассказывает, что в колонии получить нужные лекарства и витамины очень сложно:

«Если каких-то медикаментов нет в медчасти, то, конечно, можно попросить родственников передать. Однако для этого нужно пройти длинный квест. Потому что сразу пишешь заявление на начальника колонии с просьбой дать разрешение родственникам передать мне медицинскую бандероль в определенном составе, перечисляя конкретные медикаменты. Потом это заявление подают начальнику медчасти, который должен подписать его и тем самым дать разрешение. После этого из медчасти тебе приносят бланк. Ты его должен заполнить и отдать обратно. В большинстве случаев какое-то звено (что-то из заявлений) теряется. Поэтому часто эта процедура затягивается на месяц, а то и на два».

На время заключения Игоря в колонии пришлась пандемия коронавируса. Он вспоминает, как это было:

«В колонии организовали изолированные комнаты для больных COVID-19. При этом все равно были такие офицеры, которые ходили без масок, то есть могли, грубо говоря, принести с воли новые инфекции».

Смерти в колонии

По словам Игоря, за более чем два года его заключения в колонии умерло около восьми-девяти заключенных. Кто-то умирал от старости, а кто-то даже от остановки сердца:

«Сравнительно недавно в колонии умер заключенный лет 55. Он ходил постоянно на стадион и занимался спортом. Под утро он начал хрипеть и умер. У него остановилось сердце. И чтобы кто-то приходил из медчасти — я не слышал. Сотрудники пришли непосредственно после подъема. Они оцепили тело, контролеры стояли и охраняли, чтобы никто не подходил. После смерти заключенных в колонию за телами приезжает «таблетка» зеленого цвета. Что это за бригада — я без понятия».

Бывший политзаключенный вспоминает, что скорые приезжали в колонию достаточно часто — когда была необходима заключенным срочная медицинская помощь или на выходных, когда нет дежурного врача.

Подробности смерти Николая Климовича

5 мая 2023 года в возрасте 61 года в витебской колонии умер блогер и общественный активист из Пинска Николай Климович. Информации об обстоятельствах его смерти практически нет до сих пор. Бывший политзаключенный рассказал все, что известно:

«Но надо понимать, что информация до нас доходила в очень усеченном количестве. Все новости мы получали с радио «Зек»: по слухам, которые ходили между отрядами. Всю информацию мы получали таким путем и проверить ее правдивость было невозможно.

Мы слышали, что умер политический, который даже не успел подняться в колонию. По слухам, которые доходили до нас, он даже не успел подняться на «карантин». Говорили, что он себя плохо чувствовал во время этапа. Когда он только приехал с этапа [из брестского СИЗО в витебскую колонию его везли через всю Беларусь], его передали колонии, ему стало плохо, вызвали скорую, и он умер. По предварительной информации, он скончался в машине скорой помощи. Это вся информация, которая дошла до нас. Потому что администрация колонии очень заботится, чтобы информация с воли не проходила, и наоборот. Происходит блокировка информации в одну и другую сторону».

Игорь отмечает, что этап требует от заключенного много энергии и сил:

«Едешь в накуренном вагоне… Если человек не курит и имеет проблемы с дыханием, то это может очень сильно сказаться. Также бывают перегруженные купе, что дополнительно очень влияет на этап и состояние заключенных при этом. Да и сама атмосфера сильно не способствует хорошему состоянию здоровья».

Читайте также:

«Нет ничего важнее жизни человека. И оправдать убийства невозможно». Тихановская выступила по случаю смерти Вадима Храсько

Кто тот судья, который осудил на лишение свободы Вадима Храсько — политзаключенного с тяжелой болезнью, которая стала смертельной

Судят айтишника из EPAM — предположительно, за донаты

Клас
0
Панылы сорам
1
Ха-ха
1
Ого
0
Сумна
5
Абуральна
9