Найти
27.05.2024 / 19:25РусŁacБел

В чем феномен режиссера Лантимоса, снимающего странные фильмы? Посмотрели его новое кино с Эммой Стоун и Уиллемом Дефо

Если еще 10 лет назад о творчестве Йоргоса Лантимоса знали только любители артхауса, то сейчас редкий зритель не слышал о знаменитом греке. Его новый фильм «Виды доброты» (Kinds of Kindness) показали на Каннском кинофестивале.

Кадр из фильма «Виды доброты». Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

За роль в этом кино Джесси Племонс получил «Золотую пальмовую ветвь» как лучший актер.

Ранее кинокартина Йоргоса Лантимоса «Бедные-несчастные» получила два «Золотых глобуса», «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля и стала фаворитом на прошлом «Оскаре», где собрала 11 номинаций и победила в четырех, одна из которых была за лучшую женскую роль.

Новый фильм отходит от эстетики костюмированных жанровых «Фаворитки» и «Бедных-несчастных» и возвращается к истокам: к ранним фильмам режиссера, таким как «Клык», «Убийство священного оленя».

Рассказываем, в чем особенности киноязыка Лантимоса, почему его удивительное кино так интересно смотреть, а главные актеры получают премии и признание.

Йоргос Лантимос. Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

Абсурдность сюжетов и диалогов

Сюжеты и диалоги в фильмах Лантимоса абсолютно абсурдистские. Режиссер создает свои фильмы на сочетании вымышленной реальности со своими собственными правилами. В них есть доля социального эксперимента, исследования личности и поступков людей, поставленных в определенные условия. Он будто задается вопросом: «А что было бы, если…?» Если «быть одиноким» приравнивалось бы к преступлению и существовал отель, в котором за 45 дней нужно встретить своего партнера или партнершу, иначе тебя превратят в животное. Если бы существовала особая труппа актеров, которые заменяли бы людям их умерших друзей и родственников, чтобы облегчить страдания и ускорить процесс принятия.

В своем новом фильме кинематографист задается этим вопросом трижды: фильм представляет своеобразный триптих и состоит из самостоятельных новелл, каждая из которых длится около часа. Их воплощает на экране один и тот же каст актеров, в который вошли фаворитка режиссера Эмма Стоун, Уиллем Дефо и Маргарет Куолли, работавшие с Лантимосом над фильмом «Бедные-несчастные», Джесси Племонс и звезда «Эйфории» Хантер Шефер.

Кадр из фильма «Виды доброты». Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

В первой новелле авторы моделируют ситуацию — начальник (Уиллем Дефо) полностью режиссирует жизнь своего подчиненного (Джесси Племонса), и тот делает все, что ему скажут: от того, какой напиток пить, до того, кого брать в жены. И вот вопрос: а что будет, если однажды ему велят забрать человеческую жизнь? Как он себя поведет, если лишится покровительства своего босса?

Вторая новелла о полицейском (Джесси Племонсе), чья возлюбленная жена (Эмма Стоун) пропала без вести во время морской экспедиции. Но когда она чудом возвращается, героя не отпускает ощущение, что что-то не так: будто его жену подменили.

Третья новелла рассказывает о персонажах в исполнении Племонса и Стоуна, которые для своей странной коммуны фанатично ищут девушку, способную воскрешать мертвых.

Сценарий «Видов доброты» Лантимос написал в соавторстве с греческим сценаристом Эфтимисом Филиппу. Вдвоем они работали над фильмами «Клык», «Альпы», «Лобстер», «Убийство священного оленя».

Гиперболизация и социальная сатира

В «Лобстере» режиссер строит все вокруг различных типов поведения и прессинга, а также кодов, норм и правил, которые могут быть нам знакомы и понятны, однако в фильме он гиперболизирует их, из-за чего получается социальная сатира.

В «Видах доброты» происходит нечто подобное. Автор увеличивает власть и влияние одних людей на других. И таким образом исследует контроль с разных сторон: над собственным бытием, над жизнью других людей, ощущение контроля со стороны кого-то, попытки приобрести контроль. На выходе имеем высказывание об абьюзивных отношениях, свободе воли, одержимости и культе денег, власти и религии. Все это с элементами разных жанров одновременно: комедии, драмы и хоррора.

Кадр из фильма «Лобстер». Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

Перфоманс

В фильмах Йоргоса Лантимоса четко прослеживается театральный бэкграунд режиссера. В период обучения в афинской киношколе он снимал короткометражное кино, а помимо этого рекламу, музыкальные клипы и видеоролики для музыкальных театральных трупп. Затем он поставил четыре театральных спектакля. Это объясняет то, что фильмы кинематографиста в некоторой степени наполнены перфомансом. 

Персонажи фильмов режиссера будто выполняют механические действия, в чем прослеживается преднамеренная театральность происходящего на экране. И все это всегда в разной степени неловко, трагично и смешно.

Почти не один фильм режиссера не обходится без танца. Сложно забыть феерический танец Беллы Бакстер из «Бедных-несчастных». А энергичные движения героини Эммы Стоун под шведскую рэперку COBRAH вьюжили в интернете сразу же после выхода тизера нового фильма. Кроме этого, в «Клыке» дочери танцевали на годовщину свадьбы родителей, в «Лобстере» можно наблюдать беззвучную дискотеку посреди леса, а в «Фаворитке» помимо бала Эбигейл (Эмма Стоун) кружилась в танце с Анной Стюарт (Оливия Колман).

Кадр из фильма «Бедные-несчастные»

Команда

Лантимос часто предпочитает работать с одними и теми же сценаристами, операторами, композиторами и актерами. То ли дело в особом доверии и сработанности между собой, то ли в интересе создавать различные уникальные кинокартины с одними и теми же «составляющими».

Греческий постановщик дает актерам много пространства для творческой импровизации, при этом работает с ними таким образом, что они даже в рамках одного фильма умудряются перевоплотиться. Яркий тому пример Белла Бакстер в блестящем исполнении Эммы Стоун. Джесси Племонсу в «Видах доброты» удается воплотить три контрастных амплуа: растерянного зависимого от босса офисного клерка, зацикленного на заговоре и подмене полицейского, упорно идущего к цели фанатика.

Племонс признался, что при подготовке к своим трем ролям, пытался посмотреть несколько фильмов для вдохновения, но не смог найти хоть что-то, что было бы похоже на тот мир, который создает Лантимос в «Видах доброты». Поэтому им с режиссером пришлось создавать все с нуля.

Йоргос Лантимос не скрывает, что некоторое время следил за карьерой Джесси Племонса и он был тем актером, с которым режиссеру хотелось поработать. И вот мы в точке, когда их первая совместная работа принесла актеру «Золотую пальмовую ветвь».

Кадр из фильма «Виды доброты». Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

В центре повествования группа людей

Объектами интереса режиссера становятся группы людей, поскольку он исследует различные социумы: семья в «Клыке» и «Убийстве священного оленя», труппа актеров «Альпы», жители королевского дворца.

Чаще всего герои его фильмов живут в камерном, закрытом пространстве: дом, как эдакая тюрьма, санаторий с порядками диктаторского государства или королевский дворец. При этом фильмы режиссера географически не привязаны к какому-то месту. Предполагается, что нечто подобное может произойти где угодно.

Кадр из фильма «Клык». Фото: официальный сайт Каннского кинофестиваля

Во всех трех новеллах «Видов доброты» действие разворачивается также вокруг определенных групп людей: коллеги, семья, культ. Несмотря на большее разнообразие локаций в новой ленте, все же пространство ощущается замкнутым. Например, в первой новелле статическая камера добавляет ощущение клаустрофобии, герою Племонса действительно некуда податься, он находится будто в ловушке.

Жестокость и неловкость

Лантимос всегда держится на дистанции со своими героями и чаще всего совсем не сочувствует им. Его фильмы несут недобрые вайбы и создают впечатление, что автор ко всему относится как ученый при проведении опытов: с исключительно научным интересом. Также он не чурается показывать насилие и его последствия.

Сердобольным и брезгливым зрителям следует быть начеку, потому что в ленте «Виды доброты» как раз доброты совсем немного: режиссер в красках показывает отрезание пальца и других частей тела, каннибализм, а также супружеское изнасилование. Однако, если вы выдержите эту жестокость, то наградой станут почти три часа провокационного сатиристического аттракциона с черным юмором.

И все же будьте готовы: от многого в кинокартинах Лантимоса становится некомфортно. Это касается и сцен секса, без которых сложно представить фильмы греческого кинематографиста.

Ему свойственно показывать неуклюжий, несексуальный секс. От происходящего на экране становится неловко. Герои редко целуются в губы. А все действо выглядит опять-таки довольно театрально.

Творческие средства

Лантимос мастерски умеет создавать атмосферу в своих фильмах, как за счет визуала, так и с помощью музыки.

В «Видах доброты» режиссер вместе с оператором Робби Райаном отходят от использования сверхширокоугольного объектива с увеличенной дисторсией, известного как фишай, которым запомнились их совместные работы «Фаворитка» и «Бедные-несчастные». Но, как и в двух предыдущих фильмах, цветное изображение перемежается с черно-белым, обозначающим сны или воспоминания.

Дисгармонические аккорды на фортепиано и пение хора, нагнетающте обстановку и наводящие ужаса и тревоги — заслуга композитора Джерскина Фендрикса, он же создавал саундтрек к «Бедным-несчастным». Периодически фортепианные аккорды разбавляет классика поп-музыки: здесь вам и хиты Eurythmics, и Ронни Джеймса Дио.

В остальном, в ДНК фильма заложены хирургические мизансцены, много крупных планов, роботоподобная игра актеров, трэвеллинги в сочетании со статическими кадрами. Все это работает на то, что ты в течение значительного хронометража фильма сидишь в онемении и напряжении, даже не пытаясь предугадать, что произойдет дальше.

Кадр из фильма «Клык». Источник: официальный сайт Каннского кинофестиваля

Никаких объяснений

У режиссера нет привычки объяснять что-то в своем кино или давать контекст. И, возможно, как раз в разнообразии трактовок и восприятий причина того, что это кино многим отзывается. 

Например, в фильме «Клык» родители воспитывают своих детей, изолировав их от внешнего мира и подменяя им понятия: «зомби» означает «желтый цветок», «клавиатура» — «вагина», а кошка — опасный зверь. И каждый этот сюжет может интерпретировать по-своему. Можно воспринять его как историю, где родители так боятся взросления детей и того, что они покинут родительский дом, что из-за своего страха приходят к такому образу жизни. Сведущий в истории зритель (в прошлом веке Греция семь лет провела в международной изоляции под властью военной хунты) может связать фильм с диктаторскими режимами. 

Как это происходит с творчеством: когда автор выпускает его в мир, оно больше не принадлежит ему и может находить множество интерпретаций, — и в этом его сила.

Уже в июле Йоргос Лантимос планирует начать съемки нового фильма «Бугонія» («Bugonia»). Конечно, с Эммой Стоун. Также в новую ленту перекочует нынешний триумфатор Каннского кинофестиваля Джесси Племонс. И кто знает, кому достанется следующая статуэтка «Оскар» за лучшую мужскую роль…

Читайте также:

Голливудская звезда хочет, чтобы ее называли настоящим именем

«Оппенгеймер» — лучший фильм, Киллиан Мерфи — лучший актер, Эмма Стоун — лучшая актриса

«Бедные-несчастные» (Poor Things): посмотрели самый странный фильм года и рассказываем, чего ожидать

Новый «Джокер», «Бедные-несчастные» и второй «Гладиатор»: топ-10 фильмов, которые выйдут в 2024-м

Наталья Вавилонская

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
9
Панылы сорам
1
Ха-ха
0
Ого
1
Сумна
1
Абуральна
5
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930