Общество33

Он погиб в самом конце боя от пули российского снайпера — Урбанович о гибели Мирослава Лозовского

В разговоре со «Радыё Свабода» Денис Урбанович вспомнил обстоятельства, в которых погиб 16 мая под Бахмутом соучредитель «Белого легиона» Мирослав Лозовский.

Мирослав Лозовский
Мирослав Лозовский

В конце мая лидер «Маладога фронта», белорусский доброволец из батальона «Волат» Денис Урбанович был в очередной раз ранен в бою за Бахмут.

Это произошло буквально за несколько дней до того, как украинские военные покинули Бахмут.

В том же Бау погибли командир и боевой друг Урбановича, бывший создатель «Белого легиона» Мирослав Лозовский. А также еще четыре белорусских воина из группы Урбановича. По словам Дениса, он тоже был на волосок от смерти. Спасли его воины, которых привел в полк как раз Лозовский. О некоторых обстоятельствах того и других боев за Бахмут Денис Урбанович рассказал в разговоре с «Радыё Свабода».

«Только сейчас вернулся в расположение части. Сначала был на лечении, потом в отпуске. Отправили в карпатские горы чуть ли не силой, чтобы подлечился после ранения, а главное, вернул психологическую устойчивость. Ведь сам выжил, но потерял близких друзей, с которыми выходил на задания, с которыми столько раз рисковал, помогали друг другу. Морально было очень тяжело, просто не хотелось жить. Только сейчас вот отпускает», — поделился Денис Урбанович.

Россияне шли в атаку без «броников»

Бои за Бахмут перед захватом города Урбанович назвал «самыми жестокими и кровавыми, в которых пришлось принимать участие». По словам белоруса, обе враждующие стороны показали в этих боях стойкость и волю к победе. Воевали ли с российской стороны именно вагнеровцы, Урбанович утверждать не берется. Говорит, что по форме погибших россиян, тела которых остались лежать перед позициями, определить, к какой части они принадлежали, было невозможно. По словам белорусского воина, рядом с бойцами батальона «Волат» сражалось много украинских военных, некоторые из них погибли.

«Как-то ночью украинцы шли через наши позиции большой группой — много раненых, ужасно уставшие. Шли, как зомби, посреди артиллерийского огня. Там всем досталось», — отметил Денис Урбанович и вспомнил самый ужасный бой, который видел.

«Русские шли в наступление волна за волной. Была атака, когда пошли вперед даже без «броников». Накануне мы вышли на позиции и уже три дня их не покидали, уже было невозможно уйти, фактически воевали в окружении. Огонь по нашим позициям был сумасшедший — лупили по нам из всего, что можно. Сначала защищались в одном доме, который потом сгорел. Мы там чуть не расплавились заживо, но как-то сумели перебраться в соседний дом, трехэтажный. Он нас сначала спас, а потом фактически стал могилой для половины группы. Что-то мощное прилетело — и дом на нас обрушился. Дальнейшее помню урывками», — признается Денис Урбанович.

«Передавали нашим гранаты для самоподрыва»

Урбанович помнит, как откопался и как его сильно стошнило, так как получил камнями по голове. Говорит, что помнит, как какое-то время отстреливался. К нему приближались российские военные, а потом пришел момент, когда решил, что спастись уже не удастся, а в плен сдаваться нельзя. Держал наготове гранату. По словам добровольца, ему повезло, так как как раз подоспела группа, посланная на помощь и эвакуацию раненых. Ее привел Мирослав Лозовский, говорит Урбанович. Боец вспомнил, что его отнесли подальше от разбомбленного дома и положили за зданием детского сада. Другим защитникам трехэтажки повезло меньше.

«Некоторых достать было невозможно. Как достанешь, если на ногах лежат бетонные плиты в несколько тонн? Кто был в сознании, попросили передать им гранаты — они взорвали себя сами. Одного только смогли откопать, но он не двигался. Видимо, позвоночник был перебит. От эвакуации отказался, сказал: «Не хочу быть неподвижным инвалидом». Ему было более 50 лет. На прощание сказал: «Ничего, я уже пожил». Другие бойцы группы все получили тяжелые раны, но выжили, все сейчас поправляются», — рассказал Денис Урбанович о бойцах, которыми командовал.

«Лозовский помолчал и добавил тихо: «С Богом!»

Денис Урбанович говорит, что непосредственно момент смерти Мирослава Лозовского не видел, так как сам был уже за линией боя. Но помнит слова, которыми Мирослав проводил группу на задание. Денису тогда показалось, что командир что-то предчувствовал.

«Там уже было очень тяжело. Некоторые и не хотели туда идти, говорили, что там сумасшедший огонь, это самоубийство. У меня, как выдвигались на позицию, тоже было предчувствие нехорошее. Но вот мы уже там, и что делать? Связался последний раз с Мирославом: «Какой будет приказ?»

И тот приказал держаться, предупредил об опасности того или того и посоветовал действовать соответственно обстановке. А потом немного помолчав, добавил очень тихо: «С Богом!» Никогда раньше так не говорил, Бога не упоминал. А в последний раз упомянул».

По данным Дениса Урбановича, Мирослав Лозовский погиб в самом конце боя от пули российского снайпера.

Прощание с Мирославом Лозовским в Киеве. Фото: полк Калиновского

«Рассказывали ребята, что якобы российский снайпер его точным выстрелом в голову положил. Может пять-десять метров не дошел до наших позиций, где бы уже спрятался. Мирослав не просто возвращался с задания, а возвращался с эвакуации нашей группы. Он носил наше оружие. Был бы без этой ноши, может, скорее бы проскочил простреливающуюся зону. А он еще и пулемет тянул на себе. Россияне успели посадить снайпера в тот дом, где мы оборонялись, он оттуда на всех охотился. Так мне сказали…»

«Вышли на важные высоты, контролирующие Бахмут»

По словам Дениса Урбановича, в Бахмуте сейчас много российских войск, но украинские силы сохранили позиции рядом и постепенно сжимают полукруг.

«Там азовцы (бойцы части «Азов», восстановленной после боев за Мариуполь. — РС) сейчас воюют и, как говорят, очень удачно. Вышли на важные высоты, которые контролируют город, даже в некоторых местах подвинули россиян обратно. Вроде там бои немного утихли, все готовятся к новой фазе. Посмотрим, что будет и куда перебросить нашу часть. Война продолжается», — говорит Денис Урбанович.

По словам добровольца, впереди у него очередная медицинская комиссия, которая решит, может ли он по состоянию здоровья возвращаться на фронт. Сам Денис этого хочет, но соглашается, что каждый раз после ранения получить разрешение на возвращение все сложнее. «Последний раз мне Мирослав советами помог вернуться, а что будет сейчас, не знаю. Но надеюсь, что мой военный опыт еще пригодится», — говорит Урбанович.

Комментарии3

  • Mafkees
    19.06.2023
    Нет слов
  • Гркерп
    19.06.2023
    Героі краіны нашай! Хвала і пашана.
  • яны пайшлі паміраць, каб жыла Бацькаўшчына
    20.06.2023
    Вечная памяць годнаму сыну беларускага народа. Імя Міраслава мусіць згадвацца ў памінальнай малітве кожнага сумленнага беларуса. Божа, даруй яму Царства Нябеснае.

Ливень в Минске, вероятно, был самым сильным за всю историю наблюдений4

Ливень в Минске, вероятно, был самым сильным за всю историю наблюдений

Все новости →
Все новости

В минском парке Челюскинцев запретили ездить на шеринговых электросамокатах

История большой любви и большого одиночества жены Лукашенко15

Очередь из автобусов перед переходом «Каменный Лог» рассосалась2

Стало известно, куда устроился бывший гендиректор МТС Владислав Андрейченко6

Потери российской армии в 2024-м значительно возросли. Погибает 200-250 бойцов в день16

У Байдена диагностировали коронавирус1

788 украинских военных пропали без вести в боях за село Крынки Херсонской области6

Власти США обвинили неонациста из Грузии в подготовке массового отравления детей в Нью-Йорке5

Крутой выразил соболезнования родным погибших во время урагана. Но не Лукашенко5

больш чытаных навін
больш лайканых навін

Ливень в Минске, вероятно, был самым сильным за всю историю наблюдений4

Ливень в Минске, вероятно, был самым сильным за всю историю наблюдений

Главное
Все новости →