Отрывок из письма приводит «Вясна».

«Всегда жду писем. Вот только книгами и письмами и живу. Все остальное здесь одно и то, ничего интересного. Обычная повседневная жизнь. Кто-то выезжает, кто-то заезжает. Новые люди, конечно, вносят что-то интересное, но ненадолго. 

Но скоро начнется новый этап моей арестантской жизни. Думаю, ты уже знаешь, что рассмотрение наших апелляционных жалоб назначено на 21 апреля. После этого приговор вступит в силу, и в любой момент меня могут отправить на этап в лагерь. С одной стороны, немного волнуюсь перед этим новым и неизвестным для меня, а с другой стороны, я уже так устал жить в этом полумрачном, душном подвале.

За эти почти два года я забыл, как выглядят деревья и трава, как выглядит небо без решетки и горизонт. Там, в лагере, я увижу зеленую траву, деревья и синее-синее небо над головой, такое, как на свободе. А что касается лагерной жизни, то люди они везде живут и ко всему привыкают.

Ты знаешь, за все это время в заключении мне очень везло на хороших людей. Здесь, за решеткой, как ни странно, очень много хороших людей. Мы здесь по разным причинам и тут совсем не ангелы сидят, но в каждом человеке есть человек. Я и раньше считал, что хороших людей больше на свете, чем плохих. И сейчас так считаю. Вот и в лагере, думаю, я встречу много хороших людей. Люди — это люди. 

Настроение у меня в целом хорошее, но, конечно, иногда скучаю, чувствую такую тоску. Знаешь, с одной стороны, хочу, чтобы время летело как можно быстрее, а с другой стороны — мне его так жалко. 

У меня нет особых иллюзий, уже нет. Настраиваю себя на долгую разлуку со свободным миром, с любимыми, дорогими мне людьми. Очень по деткам своим скучаю. Это, пожалуй, самое трудное для меня здесь — разлука со своей семьей. И вот это потерянное время мне уже никто никогда не вернет, оно уйдет, минует безвозвратно. 

В этом заключается трагизм всей этой ситуации. Заключение подобно смерти. Я уже писал как-то об этом. Ты как бы и не умер, но надолго вычеркнут из жизни, и жизнь, она идет, продолжается, но без тебя. Но я твердо намерен все это выдержать и обязательно вернуться в этот мир». 

Правозащитник вспоминает своего коллегу из Белорусского Хельсинкского комитета Олега Гулака, преждевременно скончавшегося в конце прошлого года: 

«Очень сожалею по поводу такой преждевременной смерти друга моего Олега Гулака. Такой жизнерадостный был, он так любил жизнь. Очень жаль. Часто разговариваю с ним в своих мыслях. Рассказываю ему смешные тюремные байки, а он смеется своим веселым смехом».

Валентин Стефанович также отметил, что уже прочитал всего Сергея Довлатова, открыл для себя Харуки Мураками, рекомендует почитать книги Милана Кундера и Артура Клинова. 

Напомним, Валентина Стефановича осудили вместе с Алесем Беляцким и Владимиром Лабковичем к большим срокам заключения по абсурдным обвинениям в «контрабанде организованной группой» и «финансировании протестов» в 2020 году. Стефановича осудили на 9 лет заключения.

21 апреля Минский городской суд рассмотрит апелляционную жалобу правозащитников «Вясны» и прокурорский протест на приговор. До сих пор Валентина Стефановича, Алеся Беляцкого и Владимира Лабковича можно поддержать не только письмами и открытками, но также денежными переводами и бандеролями.

«После зимы наступает Весна, и Весна придет необратимо». Последнее слово Валентина Стефановича

Прокурор подал апелляционный протест на приговор по «делу «Вясны». Он требует большие сроки

10 лет. Вынесен позорный приговор нобелевскому лауреату Алесю Беляцкому

Клас
3
Панылы сорам
1
Ха-ха
1
Ого
0
Сумна
7
Абуральна
7